"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Она знает о войне не понаслышке

Аксенова Вера Васильевна

Вера Васильевна Аксёнова родилась в 1925 году в Батецком районе Ленинградской (теперь Новгородской) области.

Её детство, как и у многих детей того времени, было трудным. До войны успела окончить начальную школу в деревне Подборовье, потом семилетку в деревне Людятино. Своими воспоминаниями о войне ветеран поделилась со студентом Политехнического института НовГУ.

5-я партизанская бригада

Вера Васильевна вспоминает:

«Пришла страшная весть: началась Великая Отечественная война. Отца сразу призвали на фронт, а территорию района надолго оккупировали немцы.

Ночью 6-го октября 43-го года в наш дом пришли незнакомые люди, прибывшие из советского тыла, все в кокардах. Меня вместе с братом и сестрой взяли в партизанский отряд. В душе теплилась надежда на встречу с отцом. Знали, что он погиб под Нарвой в тяжёлом бою, но всё надеялись – а вдруг ошибка?»

В ту ночь в партизаны ушли из деревни 18 человек. Наши ребята попали в 5-ю Ленинградскую партизанскую бригаду. Вера оказалась в отряде Пушкова.

Когда люди ушли в отряд, в домах сельчан поселился постоянный страх. Вскоре в деревню нагрянули немцы, и оставшиеся старики были вынуждены бежать в лес. Каратели отправились за ними в погоню. Догнав, расстреливали в упор.

Деревенька, в которой жила Вера, стала после этого называться Партизанской. Это было большой редкостью, чтобы сразу столько людей из одной маленькой деревушки ушло в лес бить врага.

Людей, связанных с партизанами, фашисты зверски уничтожали. На городских и сельских площадях, на телеграфных столбах, на деревьях в парках и садах каратели вешали советских патриотов, бросали в тюрьмы и застенки гестапо.

Оружие и продукты добывали сами

Население оккупированных деревень считало партизан своими защитниками и всячески им помогало.

Бойцы нашего отряда ходили на операции ежедневно. Командир Пушков был человеком требовательным, каждый день – новое задание. Многое довелось пережить. Мы всего за полгода увидели столько страданий и человеческого горя! Каждый раз, уходя на задание, не знаешь, вернёшься ли назад.

В первых боях с гитлеровцами партизанам приходилось в большинстве случаев самим добывать оружие, боеприпасы, обмундирование. Партизанский быт, особенно поначалу, был нелёгким. Нам негде было отдохнуть, обогреться, просушить одежду и обувь.

В отряде было плохо с продуктами. Придёшь с задания в лагерь и думаешь об одном: чего бы поесть. Но не было хлеба, а часто – вообще ничего. Мирные жители помогали партизанам, как могли. Бывало, и хлебца дадут, и картошки. Однажды кто-то дал килограмм муки в мешочке.

Ребята вернулись с задания, принесли эту муку, а костёр разводить нельзя – дым выдаст немцам расположение лагеря. Хоть и стоял везде караул, но была зима, и по следам на снегу можно легко найти дорогу.

Голод – не тётка, тем более, если есть мука. Мы сожгли несколько сухих веток, получились угольки. Вырыли в снегу лунку, достали немного земли с перегнившими листьями, перемешали её с мукой, скатали из этой кашицы лепёшки, нанизали на палочки, и в огонь. Эти лепёшки чуть-чуть подкоптятся, прогреются – и готова еда. И так хорошо станет на душе, так легко и радостно от этой в мгновение ока проглоченной пищи. Вот такое было питание в партизанском лесу.

Но, кроме нехватки продуктов были у партизан и другие проблемы. Не было одежды, обуви. Пока задание за заданием – глядишь, и башмаки растрепались. А где взять новые? Дома в деревнях пусты, всё убрано, спрятано, приходилось снимать обувь с мёртвых».

Вера хорошо запомнила один из походов к Луге. Пока ходила на задание, разорвались сапоги. Долго искала тряпки, чтобы обвязать ноги. Семья до войны жила очень бедно, ничего лишнего не было. В чём ушли из дома, в том и жили в лесу. Так можно было продержаться месяц, немного больше, но из леса не выходили по полгода! Вот так и защищали Родину: голодные, почти без одежды и обуви, но всё равно не сдавались, верили в победу.

Тяжёлые бои

А задания у партизан были трудные. Вере Васильевне особо запомнилось взятие станции Передольской. Брали её декабрьской ночью. Станция была полностью окружена партизанами, и они, как могли, выбивали оттуда немцев. Надо было взорвать мост, чтобы к немцам из Батецкой не пришла подмога.

И вот Вера, ещё один парень из села и Галя Коваленко – командир их маленького отряда выполнили порученное им задание: подорвали небольшой мост перед деревней Лежно у Передольской. Немцы пустили бронепоезд. Он дошёл до Лежненского моста, а дальше партизаны перекрыли ему дорогу. Бронепоезд остановился, и немцы начали палить по партизанам.

Среди наших бойцов были большие потери. Сразу забрать своих партизаны не смогли, ждали окончания боя. А когда наступило затишье, люди, прячась в кустах, начали потихоньку выносить убитых.

Войны без потерь не бывает

 «Ну что ж, – вздыхает Вера Васильевна, – войны без потерь не бывает. Не в гости фашисты пришли. Да и мы встретили их не хлебом-солью. Поднялись защищать Родину – так и получайте сполна».

После боя партизаны босиком добежали до деревни Кчера. Она их встретила пустыми домами. Ребята хотели немного передохнуть, но не тут-то было. Не успели присесть, как застрочили немецкие пулемёты. Правда, стреляли издали. Фашисты так боялись партизан, что в деревню не вошли, остановились на околице. Ребята – а среди них была и Вера – бросились бежать. Гитлеровцы на мотоциклах пустились вдогонку.

Немцами у деревни были выкопаны рвы, которые им не понадобились, зато пригодились нашим. Партизаны прыгнули в эти рвы, лёд не выдержал, стал ломаться. А немцы всё гонят и гонят. Так всё время, пока не скрылись в лесу, слышали позади рёв мотоциклов.

Немцы стояли не во всех деревнях. Партизаны заняли деревни ближе к Луге. Так и жили, пока однажды не появились фашистские танки и самолёты. Тогда партизанам, Вере в том числе, пришлось бежать в лес. Оставшиеся бойцы долго сопротивлялись, надеялись удержаться. Многие погибли, среди них были учительница Кириллова из Оттуриц и Маша Аксёнова.

Когда за девушками погнались немцы, те спрятались в снопах. А от Луги уже пошли танки, низко-низко летали самолёты, строчили из пулемётов. Партизанок в живых больше никто не видел. Вера, как могла, ползком добиралась до леса. Но вот танки вошли в деревню. А у русских нет командира, нет приказа, без него из деревни выходить нельзя.

«Власовцы»

«Видим, в улицу въезжает танк, – с горечью рассказывает Вера Васильевна, – а оттуда нам кричат: „Куда побежали?!” Орут на чистом русском языке. Как потом оказалось, это были „власовцы”. Только недавно под Мясным Бором сдались немцам, а уже получили танк, и по приказу новых хозяев пошли на нас. Одновременно немцы выбивали партизан из деревень Нежатицы и Павшицы. А надо сказать, партизанами было занято много деревень, но не было огневых точек. Мы были бессильны перед танками, и некоторые населённые пункты приходилось сдавать. Да, многое мне довелось повидать за эти 6 месяцев.

Помню я и наступление на Уторгош. Там мы понесли большие потери. Сначала в разведку пошли четверо ребят. Перед заданием им было сказано:

„Если попадёте в немецкую засаду и не сможете выйти из окружения, то взрывайте себя. Это лучше, чем оказаться в немецком плену, где над вами будут издеваться”.

Для этого каждому дали по гранате.

И эта четвёрка действительно попала в засаду. Отстреливались до последнего патрона и уже раскидали гранаты, были уверены, что с немцами справились. Но вышло по-другому – фашисты их взяли живыми! Колючей проволокой стянули руки и ноги. В группе была одна девушка, та самая, с которой мы вместе взрывали мост. Она была командиром разведгруппы, ей одной удалось выйти из немецкого окружения. А тела парней изувечили, перекололи штыками, когда они ещё были живы. То, что сотворили фашисты, трудно описать словами. Немцы отрезали им языки и уши. Их изуродованные тела я видела, когда увозила на лошадях для захоронения. Немцы хотели показать остальным партизанам, какая их ждёт участь.

Да мы и так хорошо знали, как фашисты расправляются с пленными, знали, что лучше себя уничтожить, чем сдаться живыми. С мёртвыми они ничего не сделают, а если и сделают, то те уже не почувствуют боли».

Ещё один удар

Судьба приготовила для Веры ещё один удар. Однажды в лесу, идя на задание, она наткнулась на трупы своих расстрелянных односельчан, среди которых узнала своих дедушку и бабушку, родителей отца. Они были зверски убиты. Немцы стреляли им в затылок, у обоих были разорваны лбы.

Уже позднее, когда отряды направляли на формирование в Ленинград, Вера с однополчанами попросила у командира разрешения остаться дома, чтобы убрать и похоронить расстрелянных стариков. Приехали на место, нашли в лесу их тела, перевезли в Передки и там похоронили.

С питанием в отряде по-прежнему было плохо. Со временем за линию фронта стали прорываться наши самолёты.

«Бывало, прилетит самолёт, – рассказывает Вера Васильевна, – а у нас в лесу уже приготовлена поляна: всё расчищено, вырублено до кусточка. Мы знаки подаём, где припасы сбрасывать. Нам доставляли маленькие чёрствые буханочки хлеба. Мы их разделяли на кусочки и не жевали, а сосали, как лакомство. Некоторые партизаны умерли от голода, было много обмороженных.

Случай из военной биографии

Вспомнила Вера Васильевна ещё один случай из своей военной биографии. Немцы гнали их отряд по просёлочной дороге. А впереди – развилка. Часть отряда, которая была на конях, пустилась по дороге, а остальные, Вера в том числе, – побежали по другой.

Забрели в лесную глушь, нашли чудом уцелевший дом. Вернее, там стояли только стены, крыши не было. Там и спрятались. Наступила ночь, а дороги они не знали. Из укрытия выходить опасно – вдруг попадут к немцам?

Неожиданно появился какой-то важный армейский начальник, из наших. Удивился, увидев в доме незнакомых людей.

«Есть хотите?» – как сейчас помнит Вера Васильевна его слова. Но за едой надо было куда-то идти. Люди устали, у большинства уже не ходили ноги. Аксёнова одна согласилась и сразу же отправилась за хлебом. Кто-то из ребят вызвался её сопровождать.

Шли по лесу, чуть дыша, со всех сторон доносились звуки стрельбы. Дошли до лагеря, взяли продукты, но ещё надо было вернуться назад. Плохо зная дорогу, Вера возвращалась буквально по своим следам и дошла, не оставила людей голодными.

«Вскоре, – рассказывает Аксёнова – подошли советские войска. С какой радостью их встретили партизаны! Но сколько вокруг было убитых! Мне вместе с другими пришлось на лошадях вывозить тела убитых перед Передольской, за Лугой-рекой. Там наши стояли долго, не удавалось перейти реку. Много тогда полегло красноармейцев и партизан. Вырыли траншеи, и отовсюду в них свозили трупы.

Деревня была сожжена

Наша деревня была полностью сожжена, потому нас, местных жителей, отправили в соседнюю деревню Радовеж. А там не было никого, немцы всех вывезли в Латвию.

Новгородчину освободили от фашистов весной 44-го года. И началось для сельчан тяжёлое послевоенное время. Надо было восстанавливать разрушенное хозяйство, пахать огороды, а лошадей не было. Женщины сами запрягались в плуги и так сажали картошку».

Когда мы пришли в Радовеж, у нас совсем ничего не было, ни куска хлеба. В подвалах находили гнилую картошку и тем спасались. А когда на деревьях появились листочки, обдирали ветки и пекли лепёшки.

Летом мы, теперь уже бывшие партизаны, ходили в Батецкий, там работали на полях, а за это нам давали немного семян. На колхозных полях собирали зёрнышки, надо было что-то есть».

1943 г. был переломным в ходе Великой Отечественной войны. Советская Армия одержала крупные победы на Волге и под Курском. Войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали блокаду Ленинграда. В январе и феврале 1943 г. войска Северо-Западного фронта уничтожили группировки вражеских войск в районе Великих Лук и Демянска. Началось изгнание немецко-фашистских захватчиков с территории страны.

Очень важным явился этот год и для партизанского движения Новгородчины. Оно росло, крепло и ширилось. В юго-западных районах Новгородской области партизаны объединились в 5-ю партизанскую бригаду, которой командовали Герои Советского Союза Константин Дионисьевич Карицкий и комиссар Иван Иванович Сергунин (позже секретарь Новгородского обкома КПСС).

Бригада действовала на территории бывшего Уторгошского, Батецкого, Солецкого и др. районов, где проходили важнейшие коммуникации врага – железные дороги на Витебск, Новгород – Луга, Дно – Псков, шоссейные магистрали. По ним немецкое командование снабжало свои войска боевой техникой, боеприпасами, продовольствием, людскими резервами.

Партизаны совершали внезапные налеты на железные дороги, пускали под откос вражеские эшелоны и бронепоезда, взрывали мосты.

Евгений Гавриловец

5-я партизанская бригада за период с сентября 1943 г. по январь 1944 г. уничтожила железнодорожные станции Передольская и Леменка, разъезды Кчера и Морино. А с октября была совершенно закрыта важнейшая магистраль, питавшая новгородскую группировку немецких войск – шоссе Николаево – Уторгош – Медведь. В течение двух месяцев бригада отбила три крупные атаки карательных экспедиций немцев.

В.В. Аксёнова знает о войне не понаслышке. За своё участие в партизанском движении она награждена медалью «За отвагу», памятными знаками «Ленинградский партизан» и «Фронтовик 1941-1945 годов», орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью Жукова, другими наградами.

Евгений Гавриловец, Алла Булгакова – руководитель добровольческого объединения «Патриот»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *