"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Здесь и сороки то по-другому кричат

Владимир Владимирович Карташов поделился воспоминаниями о военном времени своей матери со студентами Политехнического института:

Озерёво

Моя мать — Карташова Валентина Михайловна (в девичестве Васильева) родилась 2 июля 1937 года в Батецком районе Новгородской области.

Семья была небольшая. Мамин брат умер в возрасте 15 лет от полученных ожогов при пожаре  дома. Своего отца мама не помнила, он ушел на фронт, так и не вернулся. Моя бабушка Ефросинья Никитична одна воспитывала дочь. Жили они тогда в доме бабушки, построенном за работу в колхозе дояркой, в деревне Озерёво.

В 1942 году в Озерёво пришли немцы. Те дома, которые были получше, они выбрали под комендатуру и общежития, а местные жили в домах, что похуже, порой по десять человек в одном доме.  Взрослые работали  кто прачкой, кто уборщицами.

В то время был страшный голод. Жители собирали колоски от пшеницы, лебеду и пекли из них хлеб. Из лебеды  даже делали котлеты.

Про немцев бабушка Ефросинья отзывалась неплохо. В деревне немцы никого не обижали, каждый был занят своим делом. Бабушка говорила, что они ребятишек любили, еды им давали, маленьких детей иногда  кормили кашей и картошкой с маслом.

Отец Карташов Владимир Васильевич

А вот местная власть была совсем другая. Запрещали ходить по полям, нельзя было и картошку копать. Это председателю было так приказано.

Среди жителей деревни  были и те, кто помогал немцам.  Коменданту был дан приказ, что если кто-то партизанам будет помогать, то расстрел. Так и случилось с маминой тетей. Соседка в деревне случайно увидела, что она часто в лес ходит и немцам доложила об этом. Те выследили её, и расстреляли перед всей деревней. Мама вспоминала, что, когда война закончилась, местные жители захотели отомстить доносчице. Но как? На это пошел местный паренек. Он задавил её на тракторе, когда она шла за водой. Никто из местных жителей   на похороны к ней не пришел. Паренька того посадили.

В Латвии

Позже, в этом же 1942 году, всех местных жителей на товарном поезде угнали в Латвию. Мама вспоминала, что из вагонов перед отправкой   кричали строчки песни:

Всё васильки, васильки —
Вокруг мимолетные дали.
В товарный вагон нас загнали,
Долго отправки мы ждали.

Кто сочинил это мама не знала, но она всегда со слезами на глазах их вспоминала.

В товарном поезде было сотни людей, в основном старики и дети. Ехали трое суток, ничем их не кормили, у кого с собой что было, то и ели.

Приехав в Латвию, мою маму и бабушку, поселили на большом хуторе. Там было много новгородцев. Хозяева были богатые, держали много скота и  много гусей. Мама рассказывала,  как один раз она пошла собирать яйца и упала, разбив все. Бабушка стала ее бить, а хозяйка защитилась, сказала, чтобы не била.

Хозяйка хутора была очень доброй женщиной,   у неё самой было пятеро детей.  Она давала маленькой Вале  шоколад и та, чтоб её мама не узнала, ела его на сеновале.

Пятилетняя Валя каждое утро открывала большой сарай и выгоняла гусей, их было больше сотни.   Так они и прожили там два года. В 1944 году пришли русские войска и их освободили.

Мама помнила, как тяжело расставалась наша бабушка с хозяйкой хутора, плакали. Но им очень хотелось на Родину, на Новгородчину. Как говорила бабушка, здесь и сороки то по-другому кричат, и березы совсем другие. На прощание хозяйка подарила им новый платок и отрез ткани на платье, сшитое платье из него  долго хранилось у нас в сундуке.

Возвращение домой

с бабушкой Ефросиньей
с бабушкой Ефросиньей

Когда они вернулись в деревню Озерёво, то увидели, что от деревни ничего не осталось. Деревня была полностью сожжена. Те вещи, которые прятали в земле — пропали, кто-то вскрыл яму. Пришлось все начинать сначала.   Вернувшись, местные жители постепенно начали строить дома, появилась живность.  Бабушка устроилась работать в колхоз дояркой. Колхоз дал ей сруб дома. Бабушка нанимала рабочих, которые за неделю дом построили. Там моя мама пошла в первый класс. Учились они в доме, где жил священник. Учительница была очень строгая, но справедливая, как говорила моя мать.

В селе Медведь

Колхоз, где работала бабушка был не богат, платили мало. Откуда-то они узнали, что есть совхоз «Волна Революции», совхоз миллионер, в Шимском районе. Бабушка продает свой дом дачникам из Питера, а сама с  дочкой уезжает в село Медведь. Им там от совхоза дали квартиру. На тот момент Валентине было уже 15 лет.   В  Медведе она закончила восьмилетку и пошла работать со своей матерью в совхоз дояркой.

В  селе был большой Дом культуры. На танцах   познакомилась моя мать с нашим отцом. В 1968 году они сыграли свадьбу, в 1969 году родилась моя сестра Надежда, а в 1977 году — я, Владимир.

Отец Карташов Владимир Васильевич 1939 года рождения, родился под Рязанью, а его мать была родом из села Медведь. По семейным обстоятельствам мой отец со своей семьёй переехали  жить на Родину — в село Медведь.

В селе была воинская часть, когда-то там располагались Аракчеевские казармы. Отец вспоминал, что когда в местном гарнизоне стояли немцы, то они пятилетние  мальчишки бегали смотреть, как немцы едят с полевых кухонь.

Мои родители работали в воинской части. Мама почти 30 лет отработала в воинской части 11883. Сначала она  работала кочегаром, а потом, уже ближе к пенсии, работала уборщицей в общежитии.

Моя сестра Михеева Надежда Владимировна по профессии повар, на данный момент не работает, ухаживает за больным отцом. У нее есть сын Андрей, который живет в Новгороде.

Я, сын Карташов Владимир Владимирович, закончил технологический факультет аграрного техникума, служил в армии, а сейчас работаю кондуктором городского автобуса.

Мамы  не стало 24 мая 2019 года после тяжелой болезни, но наша память о ней всегда останется в наших сердцах. Мы очень гордимся и нашей мамой Валей и, конечно же, бабушкой Ефросиньей . Без них и нас бы не было.

Бабушка на лавочке сидела,
Домик покосившейся за ней.
Голова давно уж поседела
От событий тех проклятых дней.
Бил фашист, горело все повсюду,
Стоны деток слышно, матерей.

Бежали все к затопленному лугу,
Чтобы там спасти своих детей.
Молча там сидели до рассвета
В полнейшей тьме, в сырой глуши.
За горизонтом русская Катюша
Давила фрицев прямо от души.
И раздалось громкое — Победа!!!
Всюду смех, объятья и цветы.

Уж давно прошло с того момента.
Не забуду точно, Ну а ты?
Бабушка платочек поправляет,
По щеке течет струей слеза.
С трепетом, с восторгом вспоминают
Милые, но грустные глаза».

Людмила Осипова, Кирилл Громов, Валентина Тимофеева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *