"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Нужно было защищать Родину

Баринова Ирина Анатольевна поделилась воспоминаниями о военном времени своего деда со студентами Политехнического института:

До войны

Мой дед — Баринов Николай Александрович родился 2 декабря 1923 года в деревне Толстиково Новгородского района Новгородской области.

Ещё будучи учащимся в средней школе, мой дед приобрёл много знаний, которые ему очень помогли на войне. В школе они сдавали нормы ГТО (готов к труду и обороне), ГСО (готов к санитарной обороне), ПВХО (противовоздушная химическая оборона). У него были получены значки за сдачу этих нормативов.

В детстве он хотел стать летчиком, но после окончания школы, поступил в ФЗУ речного флота. Сначала был матросом на пароходе, а после получил специальность рулевого и судоплотника. Зимой, когда замерзали реки, ему приходилось работать плотником в Новгороде.

Дедушка большое значение придавал спортивной подготовке, он сдал нормативы на значок «Ворошиловский стрелок», постоянно участвовал в учебных стрельбах, неизменно подтверждая это звание.

Начало войны

Когда началась война, он уже был хорошо подготовлен к военным действиям. Он умел хорошо стрелять, умел пользоваться противогазом, знал, как бросать гранаты…

Из воспоминаний Николая Александровича: «О начале войны я узнал на второй день, мне тогда не было ещё и восемнадцати лет. Я работал на пароходе и находился в это время на реке Мста. Вечером мы приехали в Новгород, встали и нам сообщили, что началась война.

Меня направили матросом на газоход «Ураган» в Кириши. Но, это была не армия, а речной фронт. Команде катера выдали оружие – винтовки Мосина. Нашей задачей было патрулирование окрестностей реки Волхов. На Ладожское озеро подвозили баржи с продуктами питания, которые потом отправляли в Ленинград. Иногда случались страшные бомбёжки. Это был жуткий ад, который нельзя описать. Невозможно представить, что всё это можно было пережить и остаться в живых.

В августе 1941 была атака вражеской авиации на газоход «Ураган», в ходе которой он был затоплен. Тогда то я и получил первое осколочное ранение в ногу. После лечения меня направили на ускоренные курсы, а затем призвали в армию, мне исполнилось уже тогда 18 лет. Я пошел на войну потому, что нужно было защищать Родину, мы все рвались на фронт. Я тогда был очень доволен, что меня взяли в армию, потому что многих восемнадцатилетних тогда не брали. А взяли меня только потому, что одна из частей потерпела большие убытки, погибло много людей и, чтобы восполнить эту часть, брали даже 18-ти летних. Меня взяли в инженерно-саперный батальон Карельского фронта. Служил я в звании красноармейца.

Инженерно — сапёрный батальон

В армии сначала мы изучали уставы и стрелковое дело, а в дальнейшем мы стали изучать мины. Нам приходилось минировать и разминировать минные поля, снимать большое количество мин. Последний раз я разминировал один завал, там было около ста мин, 6 часов непрерывно работал — снимал мины.

Приходилось форсировать широкие реки, наводить мосты. При наведении мостов была большая артподготовка, проходила она по несколько часов. Сначала били орудия, потом катюши. Мы впервые видели, как летят огненные смерчи на вражескую территорию и как всё загорается. Потом работали самолеты — бомбили. Очень сильно. А после самолетов спускали лодки на воду и переправляли воинские части на другую сторону.

При подготовке к форсированию рек мы готовили мосты из древесных лодок. Однажды, в результате форсирования мы попали под большой обстрел финнов. В тот день погибло много людей, погибли целые расчёты людей, мы даже не находили целые тела, находили только части тел: руки, ноги, головы. Мы никогда не имели такого большого поражения как в тот раз. Нам не дали возможности форсировать ту реку. Мы отступили и только через 2 часа форсировали реку снова. Построили мост и пошла техника.

Командир наш был очень умный человек, он никогда не оставлял солдата в беде. Он знал, куда посылать и знал, что нужно делать солдату. Был так же хороший человек — Малей Михаил Иванович. Он у нас был, как нянька. Он был командиром отделения в звании старшего сержанта, потом ему присвоили звание старшины. Михаил Иванович всегда был с нами, ничего не боялся. Солдаты бегут, прячутся, а он, наоборот, шел напрямую, он никогда не прятался. Я никогда не видел, чтобы он трусил. Он каждому помогал. У него было высшее образование и как-то он преподавал офицерам минное дело. Офицеры старше его по званию, а он их учил.

Я хорошо стрелял и в роте только я имел автомат. У всех винтовки, а у меня автомат. И командир роты куда сам едет, туда и меня с собой забирает, как телохранителя. Я с ним ездил благодаря своему умению. У него фамилия была Баринов, как и у меня.

Было много трудностей

Много трудностей приходилось преодолевать на войне. Мы и в походы ходили, и зимой иногда ночевали в лесу. А в лесу не так-то просто ночевать. Помню, однажды зимой застала нас ночь в лесу. Сделали мы из хвои небольшой шалаш. И в этот шалаш всё отделение легло на ночлег. Полежишь минут 10-15 и замерзаешь. В Карелии война была очень суровая. Трудно было. Замерзнешь не смотря на то, что хорошие и валенки, и шубы, и шапки — всё меховое, всё теплое, однако, где-то к 30-и градусам мороз пробивал. Побегаешь ночью вокруг шалаша, костра, согреешься и снова спать. Костер маленький, дыма от него не видно было из-за высоких деревьев. Ночью, бывало и такое, что человек протянул к костру ноги погреться и загорелся… Сгорел сапог… Ни у кого запасного-то и нет. Встал, ногу заболтал портянками, тряпками, починил сапог и пошел дальше. Во всем этом и заключались трудности. Потому что на войне – это не дома у мамы.

Во время затишья многие солдаты использовали время, чтобы выспаться. А я, будучи комсоргом батальона, готовил выпуски боевого листка, где была информация о делах и задачах батальона и о положении дел на фронте.

Без любви невозможно жить

Без любви невозможно жить. Но не обязательно видеть и любить человека. Можно любить и на расстоянии. Если ты любил раньше, до войны, то эта любовь и останется. У меня было так. Была у нас повар — девушка. Как то она подходит ко мне и говорит: «Коля, проводи меня, а то ко мне пристал один парень, никак и не отшить». Просит — значит надо помочь. Как кино посмотрим, так она меня за руку и идем вместе до ее дома. Несколько раз ее проводил, потом я попал в госпиталь и она писала мне письма. Хорошие письма, до сих пор помню. А вот после войны не удалось нам встретиться.

 Не суждено мне было дойти до Берлина

Работать во время войны сапером это очень ответственная работа, связанная с человеческой жизнью. Однажды меня ранило в ногу, когда я снимал мины на минном поле. Долгое время я проходил с осколком в ноге, потом пошло воспаление и в результате этого я попал в госпиталь. Не суждено мне было дойти до Берлина. Оказалось, что этот осколок решил мой вопрос с ногой…Осколок вытащили, гипс наложили. Лежал я в госпитале сначала в Сортавале, а потом перебросили в Петрозаводск. В Петрозаводске улучшения не произошло, пошло загноение. В госпиталях было очень много больных, а медицинских работников мало, поэтому медперсонал не всегда успевал нормально лечить больных. Внимания не могли уделять столько, сколько требовалось. Так у меня после операции произошло вторичное обострение с ногой. После второй операции сделали третью, а на четвертой операции — ампутировали ногу. Вылечить не удавалось — ампутировали. Ампутировали ногу 9 марта 1945 года.

Врач, Ярослав Иванович, который мне делал ампутацию, был очень хороший хирург. После ампутации в Петрозаводске культю немного подлечили и отправили в Вологду долечиваться. В госпиталях в Карелии я провёл больше полугода. Во время лечения организовывал художественную самодеятельность, где были песни, танцы, анекдоты. Я был уверен, что песня и хорошая шутка помогали раненым в выздоровлении. Где-то в сентябре 1945-го года я вернулся домой с одной ногой.

Мы знали, что победим

Мы знали, что победим. У нас был настрой, нельзя было не победить. Такую страну, как Россия, победить было невозможно. Поэтому мы делали всё для того, чтобы выстоять.

За военные подвиги я был награжден большим количеством орденов и медалей, из которых есть орден Красной звезды, которым я особенно горжусь. А также был удостоен значка «Отличный сапёр». Это звание воина, который хорошо знал саперное дело. Саперное дело – это и мины, и переправы, и мосты. Я справлялся с этой работой очень хорошо. Хорошо мог выполнять любую работу по минированию, по разминированию и хорошо стрелял. Именно поэтому я и был награжден».

Учитель труда

После войны Николай Александрович переехал в деревню Моисеевичи Новгородского района, там он был назначен заведующим библиотекой. Тогда это было единственным местом, где люди могли отдохнуть, пообщаться, отметить праздники. За новыми книгами и газетами приходилось ходить пешком в Новгород, так как транспорта ещё не было.

Позже его, как грамотного коммуниста, прошедшего войну, направили работать заведующим хозяйством в Новгородскую машино-тракторную станцию, а после курсов в Высшей партийной школе назначили на должность заместителя председателя Демянского райисполкома по сельскому хозяйству. Окончив педагогический институт, в 1962 году, Николай Александрович устроился в Трубичинскую среднюю школу учителем труда.

После окончания занятий школа пустела, а в мастерской всегда было очень много ребят, которые готовились к испытаниям на звание специалиста-механизатора. Необходимо было изучить не только теорию, но и пройти практику, где отрабатывались навыки вождения. Его ученики ежегодно вместе с аттестатом получали и специальность механизатора 3-го класса.

Семья

Со своей женой Семёновой Анной Сергеевной дедушка познакомился в Моисеевичах на танцах. Она очень хорошо танцевала. Поженились они где-то в 1947-1948 гг., почти сразу родилась дочь Верочка, но года в 3 она умерла от менингита. В 1954-м родился сын Анатолий, а в 1957-м дочь — Татьяна.

У Николая Александровича есть внуки: Баринов Алексей Анатольевич и Баринова Ирина Анатольевна. Николай Александрович застал и успел понянчить и правнуков: Артема, Наталью и Александра.

Скончался Николай Александрович в 2014 году, до последнего дня он имел хорошую память.

Людмила Осипова, Кирилл Громов, Валентина Тимофеева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *