"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Пётр Васильевич Волков поделился воспоминаниями о военном детстве

С Почётным гражданином Великого Новгорода Петром Васильевичем Волковым встретились представители добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ Надежда Григорьева и Анастасия Семенцова. Пётр Васильевич рассказал студенткам о военном детстве, о своей нелёгкой, но яркой творческой  жизни в послевоенное время:

Начало …

«Родился я в 1931 году в деревне Вычерема Любытинского района Новгородской области. Когда началась Великая Отечественная война, мне было 10 лет, и я хорошо  запомнил тот воскресный день 22 июня 1941года.­­ Казалось бы, ничто не предвещало беды. В нашей деревне тогда не было ни электричества, ни радио, поэтому о  начале войны  мы узнали только во второй половине дня.

Приехал представитель из района и сразу вручил повестки всем мужчинам от 18 до 60 лет. Уже 23 июня мы их провожали на фронт. В числе  новобранцев был и мой отец. В деревне остались только женщины, старики, дети.

Моей матери было тогда всего 30 лет. Мы остались втроём:  мама, я и моя сестра, старше меня на 2 года.

Фронт двигался и почти дошёл до нашей деревни. Это в 30 км от  Малой Вишеры. А в 5-и километрах от нас был аэродром. Поэтому мы, ребятишки,  часто наблюдали воздушные бои. Глядя в небо,  громко кричали:

«Дай ему! Дай!».

К счастью, ни одна бомба в деревню не попала, хотя лес и все окрестности бомбили часто.

Какое это было трудное время! Страна жила под лозунгом:

«Всё для фронта, всё для победы!»

Как работали

Родина-мать звала, просила о помощи. Мы, подростки, наравне со  взрослыми трудились  в родном колхозе. Делали всё, что нам поручали. По-иному и быть не могло.  С 13 лет я умел пахать, косить, выполнял почти любую крестьянскую работу.

В начале войны мать избрали бригадиром, поэтому мне доставалось больше всего. Вот пример.

Летом надо пасти коров, овец, коней. Днём пасти нельзя – заедают слепни, комары, поэтому пасли ночью. А фронт  приближался. Волки и медведи двинулись в нашу сторону. Пастуху нужен был подпасок, чтобы отпугивать хищников. А в подпаски никто не шёл, до седьмого пота все работали днём и очень уставали.

У отца  до войны было ружье, но всё оружие, которое было в деревне, заставили сдать и забрали на войну. Медведей мы боялись меньше, а чтобы отпугивать волков,  я брал дома  небольшой  отцовский топорик, шёл и стучал по нему молоточком. Раздавалось звонкое  эхо, и волки не нападали на овец. Днём  я работал в поле, а ночью шёл пасти коров. Отдыхать было некогда.

Другой пример. Зимой, до обеда, я был на занятиях в школе. Пока светло, учил уроки. А потом мать опять:

«Петенька…».

И я возил  на скотный двор сено коровам и лошадям.

Летом  не только  в войну, но и до конца 40-х,  колхозы выполняли госпоставки. Районный центр находился в 20 километрах. Нам, подросткам 13- 15-и лет  надо было запрячь лошадей, погрузить на телеги мешки, каждый по 60 кг,  и свезти их в «Заготзерно».

Там, в сарае, лежала широкая доска. Ребята, бывало, помогут  поднять на плечо такой мешок, и ты, подросток,  качаясь, идёшь по этой доске, поднимаешься до конца, высыпаешь зерно. И так несёшь каждый раз  мешков по 6.

Точно так же сдавали сено. Привозили громадный воз сена. Его надо было перебросать вилами  и сметать скирду,  да так, чтобы её не разметало ветром  и  насквозь не промочило дождём.

Во время Великой Отечественной войны от этого непосильного детского труда я заработал двустороннюю паховую грыжу, которая беспокоит меня до сих пор. Военное время запомнилось как очень трудное. Наша деревня не была оккупирована, но фронт находился на расстоянии 30 км, и мы, конечно, слышали звуки боёв.

Маловишерский и Любытинский районы  разделяют топкие  Фальковские болота, в  ширину и длину километров по 20. Немцы въехали в эти болота на мотоциклах и дальше  продвинуться не смогли. Поэтому наша деревня и все остальные деревни  Любытинского и Боровичского районов избежали оккупации.

Весь  собранный урожай, а часто даже предназначенный на трудодни, сдавали государству. Элеваторов  не было, а был просто большой сарай. Условий для хранения и просушки не было. Позже  мы узнали, что много хлеба сгнивало,  выдавать на заработанные трудодни было нечего.

Колхозники  выживали только за счёт своего подсобного хозяйства. Был огород , 25 соток, там сажали картофель, другие овощи. У каждого колхозника, естественно, была корова. Семья должна  была сдавать государству в год  400 литров молока, 360 кг картофеля (6 мешков). Если появлялся телёнок, его обязательно сдавали на мясо государству. Сами мы мяса  практически  не видели. Ну, разве что у кого-то были овцы или куры, их не сдавали.

Питались мы очень плохо. Настоящего хлеба не видели.  В тесто  добавляли турнепс,  картошку, разную дикорастущую траву. И как видите, выжили. Я дожил до 85 лет.

Моя сестра так же, как и все остальные сельчане, трудилась не покладая рук. С раннего утра и до заката солнца.

Конец войны, а дальше

Я хорошо  помню солнечный  день 9 мая 1945 года. У директора школы был так называемый детекторный радиоприёмник, не громкоговорящий, а с наушниками и большой антенной. Вот директор  и услышал, что война закончилась. В Вычереме была центральная усадьба, там были почта, сельсовет. Сразу же всех учеников собрали около сельсовета и сообщили о долгожданной Победе.

Мы все плакали. Сколько всего пережили за годы войны! Мой  отец  был контужен, но с фронта вернулся живым. Большинство мужчин из нашей деревни погибли. Деревня у нас была большая. Ушли  воевать человек 20-30, а вернулись человек 5.

В 1947 году  я окончил семилетку. Потом еженедельно топал за 20 километров  в Любытинскую  среднюю школу. Учиться мне было сложно, потому что там ученики уже с 5-го класса изучали немецкий язык, а у нас его не было. К тому же, когда я учился во 2-м классе, школа в нашей деревне сгорела, и всё, что было в кабинетах физики и математики,  тоже сгорело. Поэтому несложно представить,  на каком уровне проходило обучение.  Я был плохо подготовлен, и нужен был титанический труд, чтобы всё это наверстать  и преодолеть. А ведь только  что закончилась война. Была карточная система, разруха, голод.

В Любытине я жил на частной квартире, в субботу отправлялся  домой. Из Вычеремы  только я один учился в средней школе. Вначале ходили ещё 3 девушки, но скоро бросили. Потом из них кто в мед. училище, кто в пед. училище  поступил. Я один сумел выдержать все испытания и  окончить десятилетку.

Поступать  после школы в гражданское учебное заведение я не мог. У родителей не было возможности меня содержать. Сестра училась в медицинском институте, помогать надо было ей.

Поэтому я поехал в Ленинград поступать в военное училище. Но  меня  не взяли — подвело зрение. Вернулся домой, и  директор школы предложил мне вести  во всей школе уроки физкультуры, а  в 5-м классе ещё математику и рисование. Так я встал на учительскую стезю. Мне понравилось. Надо было работать,  выживать самому и помогать сестре.

В 1951 году  я поступил в Новгородский учительский институт, который окончил с отличием. «Красный» диплом давал мне право преподавать  физику  в старших классах. Обычный диплом годился только для семилетки. Сначала меня распределили в Любытинскую среднюю школу.

Когда на базе Учительского института в Новгороде был открыт институт Педагогический, я в 1958 году окончил  физико-математическое отделение Новгородского педагогического института. И тоже получил бы диплом с отличием, но помешала одна лишняя «четвёрка»  — по психологии.

После института

Один год я проработал  на кафедре старшим лаборантом и, по совместительству, учителем физики в 8-й школе, которая считалась базовой.  Там я сразу приобрёл авторитет,  и директор мне предложила: «Переходи к нам. Комната  для тебя есть, напротив школы».

Я в это время как раз женился. С женой мы знакомы с детских яслей. Она училась в Ленинграде, окончила Педагогический институт по специальности «история». Ей тоже дали  работу в школе. Таким образом, я перешёл в  среднюю школу № 8.  В 1965 году стал её директором.

В этом же  году, согласно постановлению правительства,  школа стала экспериментальной площадкой Академии педагогических наук и Министерства просвещения по использованию технических средств  в учебном процессе.

В 1967 году на базе школы прошла Всероссийская научно-практическая конференция. В течение 2-х дней  мы давали открытые уроки. Это сейчас директора школ  не ведут уроков, а я вёл уроки.  Я считаю, что директор школы должен быть примером, образцом во всём.

На конференции присутствовали в основном руководители образовательных учреждений. Они  впервые на уроках физики увидели автоматизированный класс и были  поражены, что вначале это всё было придумано… кружковцами. Эти мои ученики были настоящими  вундеркиндами.

Школа, конечно, была необычная. Она была расположена в микрорайоне, где жили руководители партийных и советских органов. И учителя были необычные. Поэтому директора всех крупных предприятий отдавали в 8-ю школу своих детей, даже если жили в других районах города.

Многие выпускники стали потом докторами наук, профессорами. Работают во многих столичных вузах.  А я постоянно участвовал  в так называемых  Всесоюзных педчтениях. Мы, педагоги, общались между собой, изучали педагогическую литературу. Я читал журналы «Наука и жизнь», Знание — сила». Всё это читали и мои   кружковцы, задавали мне вопросы. Они умели не только обращаться с паяльником, но и занимали первые места на олимпиадах самого высокого уровня.

Мне было 32 года, когда  мне  присвоили звание Заслуженного учителя. К тому времени я уже подготовил кандидатскую диссертацию. В аспирантуре не учился, степень получил на правах соискателя. Защищал диссертацию в  Москве, в Академии педагогических наук. А до защиты  сдавал кандидатские экзамены. Диссертацию я подготовил, ещё работая учителем, а  защитил, уже став директором.

Я считаю, что учитель физики, да и любой  другой учитель,  должен обязательно заниматься внеклассной работой, вести кружок для ребят, которых сумел заинтересовать, увлечь своим предметом. Надо довести их до высокого уровня не только в пределах урока, школьной программы, но и за её пределами.

Работа в школе

Придя на работу в школу, я сразу же организовал кружок. Я для этого был  неплохо подготовлен. Ещё, будучи студентом Новгородского учительского  института, я посещал  радиоклуб  и получил специальность радиомастера. Кстати, одновременно ещё и подрабатывал,  занимаясь репетиторством. Я всё успевал.

С большой  благодарностью  часто вспоминаю директора завода, который шефствовал над нашей школой, славный коллектив учителей, учеников, помощников-родителей, которых тоже было немало. Да, гремела школа № 8 в те былые времена. Работу её коллектива  знали не только в Советском Союзе, но и за рубежом.

Когда  наша школа стала  экспериментальной, её надо было оснащать техникой. Мне, скажем прямо,  повезло: над школой взял шефство богатый полупроводниковый завод.

Автоматизированные классы с хорошо составленными тестовыми заданиями  позволили решить проблему второгодничества по основным предметам. Когда я стал директором школы,  то на общем  собрании родителей и учеников,  сказал:

«Сделаем  среднюю школу № 8 лучшей в Новгородской области».

И мы это сделали. Я не случайно сказал, что школу знали во всей стране и за рубежом. В 1960 году проходил в Большом кремлёвском дворце  1-й Всероссийский съезд учителей. Я в 29 лет был избран делегатом съезда. К съезду была подготовлена  выставка: «Достижения советской школы и в том числе технического творчества». Отобрали  экспонаты только из 4 школ: 2-х московских, ленинградской и новгородской. Мы представили  автомат подачи звонков, автомат продажи тетрадей, программное устройство и транзисторный радиоприемник».

В 1967 году по результатам соревнования средняя школа № 8 заняла первое место в области и была награждена памятным Красным знаменем на вечное хранение. А имя директора школы Пётра Васильевича Волкова занесено в Почётную книгу трудовой славы Новгородской области.

«Меня  иногда спрашивают:

«Почему вы остановились на кандидатской диссертации? У вас же столько материала! Могли бы докторскую защитить».

Мог бы. Но, когда  стал работать, проректором, затем ректором института,  то пришлось выбирать: либо работа по-настоящему, либо диссертация. Я выбрал работу. Мне достаточно. Я профессор».

С 1967 по 1988 год П.В. Волков работал заведующим кафедрой физики, деканом физико-математического факультета, проректором по учебной работе, ректором Новгородского государственного педагогического института. Затем до 1998 года  был профессором кафедры общей и экспериментальной физики НовГУ им. Ярослава Мудрого. Среди его учеников – учителя физики и  математики, директора школ, кандидаты и доктора наук, вузовские преподаватели.

В 1995 году «за многолетний добросовестный труд, большой вклад в дело образования молодого поколения города Новгорода, успехи в подготовке педагогических кадров для образовательных учреждений города» П. В. Волкову присвоено звание Почётного гражданина Великого Новгорода.  В июне 2016 года  ему исполнилось 85 лет.

Пётр Васильевич продолжает:

«Жил я раньше в самом центре города —  «на 5 углах». Там была большая квартира —  90 квадратных метров. Когда  в 2011 году умерла жена, мы остались вдвоём с дочерью. Зачем  нам такая квартира, верно? К тому же на 4-й этаж дома «сталинской» постройки мне уже было трудно подниматься. Поэтому я решил, что надо выбрать более спокойное место.

Видите,  какое здесь прекрасное место? Везде зелень, я могу выйти погулять. Рядом 13-я школа. Там работают учителями мои ученики. Я  иногда захожу к ним, консультирую. Ремонтирую  женщинам приборы. У них даже паяльника нет. У них ничего нет.

Мне ещё задают такой вопрос:

«А  чем вы сейчас занимаетесь?»

Я отвечаю: «А всем! Ремонтирую все электроприборы, начиная от  фена  и кончая тостером. Бесплатно. Поэтому имейте в виду. У знакомых много машин, ко мне часто обращаются с аккумуляторами. У меня тут своя небольшая лаборатория. Я всё время занят творческой работой. Я после смерти жены  3,5  года был в депрессии. Ни с кем не встречался. Дочь даже телефон городской не поставила. Сменила мобильный, чтобы никто не звонил и не тревожил. А потом, благодаря моим ученикам, уже давно коллегам,  в апреле прошлого года я вышел на улицу

Живу я с дочерью. Она кандидат педагогических наук, окончила  аспирантуру  в университете имени Герцена в Ленинграде.  Сейчас преподаёт в медицинском колледже. У меня 3 внучки и 1 внук, 6 правнуков».

На прощанье хозяин обратился к гостям:

«Ну что, милые, я желаю вам, конечно, здоровья, его ни за что не купишь. Потеряв, потом не приобретёшь. Поэтому, первое, здоровья вам! Второе (это уже совет), —  почитайте  и берегите своих родителей. И, конечно, желаю успехов в учёбе. Я никогда студентам не говорил «отличных успехов». На «отлично» не  все могут  учиться. А успешно учиться может каждый».

Планируя встречу с Петром Васильевичем, мы хотели услышать рассказ о войне. Но, пообщавшись с человеком исключительного жизнелюбия и редкого обаяния,  в котором мудрость удивительным образом сочетается с непосредственностью и восторженным взглядом на мир, мы  решили сохранить весь материал.

Фото Анастасии Семенцовой.

Надежда Григорьева, Анастасия Семенцова, Алла Булгакова — руководитель добровольческого объединения «Патриот».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *