"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Непростая судьба

Своими воспоминаниями со студентами Политехнического института поделилась Фонакова Галина Семеновна:

Я хочу поделиться своей непростой судьбой. Никогда мне с неба ничего не падало. Ставила цель перед собой и добивалась всего упорным трудом и активной жизнью. Всегда верила в свою победу, что всё преодолею, не обращая внимания на разные проблемы, а их у меня было предостаточно.

Дружная семья

До войны у нас была дружная семья. Мы с братом Олегом были заласканы родительской любовью, папой Семёном Васильевичем и мамой Елизаветой Николаевной. У нас был небольшой магазин. Папа там был заведующим. А мама работала заведующей семенной лабораторией. Наша семья жила в достатке. Мы с братом ни в чем не нуждались и ни в чем нам родители не отказывали. Правда, иногда мама отказывала в наших просьбах, но в начале объясняла, почему она отказывает, не криком, а спокойным тоном, и мы понимали, что в данном случае не правы. Мы очень любили своих родителей.

Мы осиротели

И вот началась эта страшная, проклятая война, которая уничтожала всё на своем пути. Папу призвали в армию. Мы уже тогда осиротели, когда не было его рядом. Нам стало труднее с каждым днём, есть уже часто было нечего. Мама приносила из лаборатории разное зерно, которое ей приносили проверять на всхожесть и варила нам из него кашу. Каша из зерна была такая не вкусная, но она спасала нас от голода. Ели всякие травы, крапиву, лебеду, мороженую картошку. Мороженая картошка казалась нам вкусной.

Мама нас всегда успокаивала, что война скоро закончится, папа вернётся, и мы будем жить так, как раньше. В итоге, папу мы не дождались, да и маму потеряли.

Самое страшное, когда начинались бомбежки, взрывалось всё вокруг так, что мы глохли. Убегая в бомбоубежище, брата Олега мама брала на руки, а меня за руку и мы бежали, спотыкаясь и падая.

И вот однажды бежали мы в бомбоубежище в очередной раз, вдруг сирена, взрывается всё кругом, с неба падают бомбы. Как же это страшно… Мы не успели добежать до бомбоубежища, присели, мама нас прикрывала собой. Мы от страха кричали и плакали…

И вот наступила тишина. Мы хотим встать, но не можем. Трясём маму и говорим: «мама, уже перестали бомбить. Вставай!». Мы плачем и думаем, что она спит, а в нее попал осколок и убил её. Мы не понимали, что с нашей мамой что-то могло случиться…

Подошла женщина с саночками, которая забирала убитых, их было много, и говорит: «Деточка, да ваша мама уже никогда не проснется, ее убили фашисты». Она положила маму на саночки, а нас повела за собой. Подъехали мы с санками к яме, маму завернули в какие-то тряпки, и бросили в яму. Помню, как около ямы нас держали за руки. Женщина, которая привела нас, сказала, что маму мы больше никогда не увидим. Мы заплакали еще сильнее, но нас уже никто не успокаивал, всем было не до этого.

Больше мы не слушали сказок перед сном, а так хотелось прижаться к маминой груди, посидеть на её коленях, но мы этого ничего не видели, мы осиротели.

Я сейчас не могу смотреть военные и бандитские фильмы, где убивают и где дети остаются без родителей, как в настоящее время в Сирии. Вот кто развязывает войну, если бы хоть раз убили их ребенка, они может быть задумались и прекратили воевать и вооружаться.

Детский дом

Так началась наша сиротская жизнь. Нас с Олегом сдали в милицию, а потом отвезли в Валдай, в детский приемник, а потом по детским домам. Мы попали в детский дом «Отрада» на ст. Торбино Окуловского района Новгородской области. В детском доме тоже было не лучше, только не взрывались бомбы и не выли сирены. Хлеба нам давали по 200 грамм на день. Варили то, что собирали в лесу и на полях. С первого класса мы работали, как взрослые. Помогали совхозам убирать урожай, пололи не только совхозные поля, но и детдомовские участки. Если бы мы не сажали, то неизвестно, как бы мы выживали. Взрослых рабочих не было, они заготавливали сено для животных.

Наша жизнь изменилась, когда к нам в детский дом прислали семью Никифоровых Анатолия Ивановича и Валентину Петровну. Появились кружки самодеятельности. Я играла на домре, ходила в танцевальный кружок и на хор. Мы со своей самодеятельностью всегда ездили в Новгород на конкурс. Размещали нас во второй школе, конкурсы проводились в филармонии. Мы занимали всегда первые места, нас награждали грамотами. Я даже участвовала в танце «Маленьких лебедят».

На целине

После окончания 7 классов нас из детского дома выпускали, распределяли в РУ и школы ФЗО. Я попала в село Шуя Ивановской области. Выучилась по специальности прядильщица и работала на фабрике. Надо было выполнять план, а мы его не могли выполнить, так как это зависело не только от нас, но и от влажности в цехе, от сорта хлопка. Кто выполнял план, получал по 100 рублей, а мы по 20-30. Этого хватало только на хлеб с солью и воду.

Поэтому когда был призыв на целину, я без раздумывания поехала. Попала в Акмолинскую область в город Атбасар. Мы были все из Шуи и назвали свой совхоз Шуйский. Жили в палатках, потом в землянках, затем в казачьих семьях. Там я выучилась на трактористку. Провела посевную и уборочную, а потом вызвал меня директор совхоза: «Нам нужен активный, энергичный человек. Я присмотрелся к Вам, как работаете и понял, что Вы тот человек, кто нам нужен. У нас стоят трактора, комбайны, но нет запчастей. Хочу попросить Вас, чтобы Вы приняли технику, склад». Долго я не соглашалась, называла разные причины, но он уговорил меня, пообещал, что даст квартиру в строящемся доме: «Парень у тебя есть, вот и будете жить по-человечески». И слово свое сдержал, мы поженились. Стала я работать заведующей техникой и складом. Запчасти надо было «выбивать», по-другому не скажешь. Новых совхозов в Акмолинской области стало много, поэтому запчасти распределяли в районном городе Атбасар. Нам почти ничего не доставалось, редко что-то выпадало. На складе скопилось много не нужных запчастей и я придумала выход из ситуации. Заявки продолжали делать, диспетчер поездом привозил иногда какую-нибудь железяку. Беру залежавшиеся запчасти, директор дает машину с диспетчером и мы едем по совхозам, вымениваем. В итоге, столько наменяла запчастей, что когда делали ревизию, у меня оказались большие излишки. Ведь могли бы посадить раньше, а так запчасти оприходовали, а меня отблагодарили. Директор сказал, что знал о том, что всё наладится, у нас не стала простаивать техника.

В Караганде

Надо было думать о будущем. Появятся дети, а где школы, детские сады? Отправила я мужа в Караганду, там открывались новые шахты, вербовали мужчин, давали общежитие. Он устроился, а потом я приехала. В шахтерском регионе открывался новый детский сад, туда заведующая взяла меня на работу в младшую группу воспитателем. Родился у меня сын, через 2 года второй, а через 4 года родилась дочь. Я задумалась, не буду же я всегда работать в ясельной группе? Пошла я учиться в вечернюю школу в 8 класс и закончила 11 классов. Затем поступила в Политехнический институт по специальности технолог молочных продуктов, там все контрольные сдала прекрасно. Началась сессия, экзамены, а муж заболел, дети все детсадовского возраста, детей не с кем оставить, беру академический отпуск. Ректор дал отпуск и разрешил брать мне его, сколько понадобится. И так я три года брала академический отпуск, а когда стала забирать документы, ректор уговаривал меня, что эта специальность такая хорошая, что голодать семья не будет, чтобы не случилось. Но я забрала документы, позже закончила педагогическое училище в Караганде.

Возвращение в Новгород

В Новгороде было много людей из нашего детского дома, они давно звали меня сюда. Говорили, бросайте всё и приезжайте. Я даже на два месяца приезжала сюда, искала работу и жилье для детей. С Валей Золотаревой мы объездили некоторые города области и деревни, но ничего не получалось. И вдруг телеграмма: «Мама, Саша погиб». Это средний сын. Я сразу на вокзал и в Казахстан. Там мы прожили еще год, надо было обустроить могилку, ведь собирались в Новгород навсегда. Переживала, что за могилкой не кому будет смотреть, потом я договорилась с няней, которая работала со мной, мы с ней очень дружно работали. Попросила, чтобы она присматривала за могилкой, она никуда не собирается уезжать, так как вышла замуж за казаха. Сейчас Казахстан самая близкая и родная республика для нас. Мне письма пачками приходят, зовут обратно. Но теперь уже думаешь о внуках, правнуках, что они будут там делать?».

Илья Васильев, Илья Сокка, Валентина Тимофеева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *