"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Голодное детство

Воспоминаниями о своём военном детстве поделился с нами житель посёлка Крестцы Прытков Вячеслав Николаевич:

Эпизоды из моего детства

Родился я 30 июня 1939 года. Мне два годика было, когда началась война. Мы в то время под Москвой жили. Хотя я и маленький был, но некоторые эпизоды из военного времени остались в моей памяти навсегда.

Немцы пришли под Москву.

В два с половиной года я научился говорить слово – фашист. И вот однажды летит самолёт, а я как закричу: «фашист летит…». Рядом с нами офицер немецкий оказался, русский язык понимал видно, он за ухо поднял меня и со всей силой на землю бросил. У меня кровь из ушей и изо рта полилась, мать меня схватила и бежать.

Еще такой эпизод помню. Отец у меня работал учителем в школе, он был коммунистом. Врагов много было, когда немцы пришли, и вот кто то донёс немцам, что моя мать — жена коммуниста. Добрые люди ее предупредили, что за ней вечером полицаи придут. Как сейчас помню, мать босиком через окно выскочила и через лес убежала в другую деревню. Вот таким чудом спаслась, а так бы повесили. Моей матери столько горя пришлось перенести.

В 1937 году у нас отца посадили. Он был школьный учитель, член партии, большевик, кто-то сплетню пустил и его арестовали. Два года он просидел в лагере, отпустили его без права занимать учительскую должность. Никто не верил, что он вернется, обычно оттуда никто не возвращался.

В 1943 году отец погиб на фронте. Я помню, как похоронка пришла, как мать на себе волосы рвала. Она осталась одна с тремя детьми.

Голод

Немцов из под Москвы быстро отогнали, но голодное время осталось. Голодали очень сильно. Даже помню, сон такой мне приснился, как брат у меня отобрал кусок хлеба и я проснулся весь в слезах. Мать спрашивает: « ты чего плачешь?», а я отвечаю, что у меня брат хлеб отобрал. Она говорит: « Какой брат? Его и дома то нет. Это тебе приснилось». Хлебнули мы горя, и лебеду ели, и лягушек, и гнилую картошку. На нас с сестрой матери платили пособие 16 рублей. По карточкам получали хлеб, масло подсолнечное, соль, сахар. Один раз у матери карточки воры украли и мы целый месяц жили впроголодь, как-то выжили, соседи помогли. В другой раз мать пошла на рынок и купила приличный мешок сахарного песка. Когда покупала, открыла мешок, песок попробовала, а домой пришла и стала песок в банку пересыпать, то сверху был сахарный песок, а все остальное — речной, а деньги то большие отдала.

Голод был до 1947 года. С одеждой тоже было худо. Весна наступает, солнце светит, так на улицу хочется, а из обуви одни только валенки. Вот босиком выскочим на проталину — побегаем маленько и домой.

В нашем селении после войны остались разбитые танки, вездеходы от немецкой танковой колонны, как наши их разбили, так всё и осталось. Хорошо помню, как мы там играли.

Немцы

Немцев хорошо помню, они после войны станцию Сходня восстанавливали. Однажды идем мы с матерью, спешим на электричку в Москву, а немцы оборванные, грязные, просят: « Матка, дай хлеба!». Давали им хлеба, мало было людей, которые на немцев были озлоблены. Я только один случай помню, когда женщина дала хлеба пленному, а на нее другая налетела, стала ее кулаками колотить: « Ты что делаешь? Зачем фашистам хлеб даешь? Они мужа моего убили..».

В основном с немцами делились, но и они приезжали на совхозные поля картошку убирали и нас ( детей) кормили. Помню, у них был большой котелок и они в нем готовили картошку с салом. Это такая вкуснота! И нам немец- повар накладывал картошку кому в кепку, кому в пилотку, кому в консервную банку, кому просто в руки. Немцев я помню, им тоже досталось. Они восстановили станцию, восстановили разрушенный мост, булыжником восстановили дорогу на станции Сходня. Они все дороги булыжником восстанавливали. У немцев из фанеры были построены домики, там они и жили. Офицеров немецких я не помню, а солдат полно было. Одеты они были: шинель рваная, пилотка и обмотки. На Сходне пруд был вырыт большой и вот они там рыбу ловили, а рыба там одни бычки. Худо им тоже пришлось, нам худо и им худо.

У меня мать работала на железной дороге и проводники, которые её знали, нас подкармливали. Они ездили и в Мурманск, и на юг. Они нам то рыбы из Мурманска привезут, то из Татарстана овцу привезут с нами поделятся. Жалели нас. С юга дыни привозили, целую дыню съешь и день ходишь сытый.

Долго конечно в себя приходили после войны. Как только сделали денежную девальвацию, вот тогда уже лучше стали жить».

Прытков Вячеслав Николаевич ушёл из жизни 27 сентября 2019 года, ему было 80 лет.

 

Илья Сокка, Валентина Тимофеева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *