"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Дневники ветеранов

Фронтовой путь Сергея Ивановича Иванова Часть 1  22-е июня было воскресеньем

Сергей Иванович Иванов родился 20 июля 1920 года в деревне Липица Демянского района Новгородской области. Он прошел всю войну от начала до конца.

Сергей Иванович награждён  орденом  Александра Невского, двумя орденами Отечественной войны 1-ой степени, орденом  Отечественной войны 2-ой степени, двумя  орденами Красной Звезды и  медалями. После войны фронтовик вернулся домой, на Новгородчину. Он был человеком ярким, эмоциональным,талантливым рассказчиком.

Сергей Иванович Иванов ушёл из жизни 24 апреля 2017 года. Незадолго до этого он поделился  с нами своими воспоминаниями о войне.

Учёба

На моём воспитании в школьные годы, — начал свой рассказ ветеран, — сказалось не только влияние родителей,но ещё в большей мере влияние моих первых учителей:
в 1–2‑ом классах — Марии Алексеевны Осиновской, дочери священника, и в 3–5-ом классах — её мужа, бывшего офицера царской армии Никандра Павловича Баронова.
Я рано потерял отца и потому, учась в 8–10-ом классах, одновременно помогал матери растить 4-х братьев и сестёр, трое из которых были дошкольниками. Работал в колхозе счетоводом, а в последнем классе из-за стипендии в 75 рублей ещё учился заочно в Старорусском педагогическом техникуме, по окончании которого в течение года проработал учителем в школе.

Строительство оборонительных сооружений

В ноябре 1939 года Демянским райвоенкоматом Иванов был призван на срочную службу в Красную Армию. Служил в городе Луцке Волынской области в качестве курсанта полковой школы младших командиров. Школу окончил досрочно. В июле 40-го года был направлен в батальон и назначен помощником командира стрелкового взвода с присвоением звания «младший сержант». Свои обязанности исполнял добросовестно и уже через месяц был направлен в снайперскую команду полка.

По окончании учёбы вернулся в свой батальон и продолжал службу в прежней должности.

Профессия офицера парня не привлекала, поэтому в военное училище вместе со своими близкими товарищами, несмотря на настойчивые рекомендации полкового начальства, он не поехал. Уже около года шла вторая мировая война. 62-я стрелковая дивизия, в которой служил Иванов, с августа 1940 года приступила к строительству оборонительных сооружений на правом берегу реки Западный Буг. По Бугу шла граница с Польшей, уже оккупированной Германией.

За 2 месяца, — продолжил ветеран, — только нашим 306-м Краснознамённым стрелковым полком было вырыто несколько десятков километров ходов сообщения и окопов с жердевым креплением, несколько десятков мощных ДЗОТов, построено из бетона 8 ДОТов.

На правом берегу — наши военные, на левом — свободно ходили и работали в дневное время немецкие оккупанты.

Общения никакого: ни сигналов, ни жестов. Однажды на строительство ДЗОТа прибыл комиссар дивизии и провёл с личным составом интересную политико-воспитательную беседу. В заключение спросил: «Видите на другом берегу большой лесной массив?». Отвечаем: «Видим».

Он добавил: «Наша разведка доложила, что в этом лесу у немцев более 500 бронеединиц. Возникает вопрос: зачем? Ведь СССР и Германия только что заключили Пакт о ненападении». Все промолчали, ответ напрашивался сам собой.

Подготовка к войне

Уже после войны, когда я был студентом исторического факультета Ленинградского университета, я узнал реакцию И. В. Сталина на заключение этого договора. Ещё Молотов с Рибентроппом не успели приехать в аэропорт, а Сталин уже сказал своему окружению: «Я ни на йоту не верю немцам.Эти сволочи обязательно на нас нападут».

Очень сильно изменился процесс подготовки к войне зимой 1940–1941 гг. Проводились еженедельные марш-броски. Не все солдаты их выдерживали. Более выносливым приходилось нести не только свои, но также и чужие винтовки, ранцы. Иногда надо было тащить под руки самого ослабевшего солдата,чтобы взвод, рота, батальон в полном составе вовремя прибыли на конечный пункт.

В зимнее время, независимо от погоды, проводились 3-суточные занятия в полевых условиях с ночлегом в лесу.

На мой взгляд, эти новшества в учении сыграли положительную роль на переднем крае во время войны. За это все честные люди должны с благодарностью помянуть маршала Советского Союза С. К. Тимошенко.

В приграничье было  спокойно

Весной 41-го года в приграничье было спокойно. Наша 5-я армия, которой командовал генерал-майор Потапов, вместе с боевой подготовкой продолжала работы по строительству оборонительных сооружений на новой границе.

Прямо с Первомайского парада 1-й батальон нашего полка пешим порядком ушёл на границу, а это ни много ни мало 140 км.

Наш 2-й батальон таким же порядком прибыл на границу 20 июня, чтобы сменить 1-й батальон. Но не сменил …

До начала войны оставалось меньше двух суток…

21 июня я был дежурным по батальону. После «тихого часа» надо поднимать батальон, но у меня не было часов. Я волновался — как выйти из затруднения, как вовремя подать команду «подъём»? Повезло: у нашей палатки командир полка отдавал распоряжение начальнику штаба полка. Тот должен был на автомашине немедленно выехать в Киверцы, где в 8-и километрах от Луцка располагался летний лагерь дивизии, и как можно быстрее гнать на границу 3-й батальон, все службы полка и артиллерию, которая находилась на полигоне на стрельбах».

Из указаний командира полка можно было сделать вывод, что нападение противника на нашу страну возможно уже в ближайшее время. Но никто — ни полковые командиры, ни младший командный состав, ни рядовые бойцы — и мысли не допускал, что война начнётся уже завтра, 22 июня.

Все были спокойны и, как обычно, исполняли свои служебные обязанности.

2-му батальону было приказано построиться и двигаться в сторону государственной границы. Прошли километров 20. В 4-х километрах от заградительного погранзабора батальон остановился на ночлег. Устроили привал в дубраве среди мощных дубов и кустарника.

За границу не стрелять!

 На рассвете все проснулись от гула летящих на восток бомбардировщиков с опознавательными знаками в виде больших чёрно-жёлтых крестов. Иванова это смутило. Он считал, что опознавательным знаком на немецких самолётах должна быть свастика.

На ближайших погранзаставах была слышна стрельба из стрелкового оружия и артиллерии.

Батальон немедленно собрался, оставив часть личных вещей на месте, и бросился к пограничным заставам, откуда доносились звуки боя. У старшины было 100 так называемых «караульных» патронов. Он дал по обойме (5 штук) Иванову и ещё некоторым младшим командирам. Остальные 300 бойцов бежали  в бой без единого патрона! До окружной пограничной дороги расстояние преодолели за 20 минут. Метрах в 150-и от дороги горели постройки, шёл бой. На помощь пограничникам командир батальона направил на заставу 5-ю и 6-ю роты, а 4-й роте, где служил Сергей Иванович, предстояло бежать, но уже по дороге, ещё километров 4–5.

Там на заставе тоже шёл бой.

Из-за внезапности и слишком раннего времени нападения противника наши пограничные части не могли действовать слаженно и чётко. Да и просто не было элементарного порядка.

Когда до самой заставы было ещё километра полтора (у Западного Буга в этом месте была крутая излучина), рота, прибыв к контрольному пункту заставы, была остановлена дежурным по той причине, что «война не объявлена, и нельзя никого пропускать на контрольную полосу».

Идёт бой, горит застава, а 4-я рота лежит в бездействии перед контрольным забором. К тому же во время сокрушительного артобстрела со стороны противника загорелись все остальные постройки. Гарнизон покинул заставу и, отбежав километра полтора, укрылся в лесу. 22-е июня было воскресеньем. Видимо, всё начальство проводило выходной день со своими семьями, и поэтому личный состав заставы остался без надёжного руководства.

Из воспоминаний ветерана:

«Хорошо, что наш командир батальона И. Н. Прудников разыскал «беглецов». Мы услышали впервые его отборный, сочный мат,хотя до этого за полтора года службы я ни разу не слышал из уст капитана Прудникова ни одного скверного слова.

Совершенно недопустимый и неприличный для мирного времени монолог нашего командира внушил пограничникам такой невиданный подъём патриотизма, что наша кадровая пехотная рота изо всех сил бежала полтора километра, чтобы раньше пограничников прибыть на заставу, но так и не смогла их опередить. На заставе мы мигом заняли оборону на высоком берегу реки и могли легко расстреливать ходящих в полный рост на той стороне фашистов. Я успел сделать только два выстрела, и вдруг команда:

За границу не стрелять! Война не объявлена! Бить врагов только перешедших границу, на нашей территории!.

Этот приказ сохранялся до 18 часов!

После — можно было стрелять сколько угодно, но нашу роту сняли с позиций. Наш батальон должен был идти на соединение со своим полком, до которого более 20-и километров.

Уже в темноте мы встретились на дороге с 5-й и 6-й ротами, которые утром пошли штурмовать занятую противником заставу. Без патронов, смелой, внезапной для врага атакой, они отбили заставу. Затем вместе с уцелевшими пограничниками уничтожили всех до единого немцев, переправившихся на наш берег.

Эти славные роты потеряли около 50 процентов убитыми и ранеными.

Они совершили настоящий подвиг в первый же день войны!»

(продолжение следует)

Алла Булгакова , Валентина Тимофеева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *