"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Планета её имени

(Продолжение. Начало: «В материнском сердце теплилась надежда», «Спустя 30 лет отыскался след пропавшей без вести», «Она отдала жизнь за победу над фашизмом»)

Валентина Михеева

Василий Петрович Михеев вспоминал:

«Десять лет спустя после той казни, просматривая следственные дела на изменников Родины в годы Великой Отечественной войны, я обнаружил копии приказов немецкого командования, в которых упоминалось имя Валентины Михеевой, моей однофамилицы.

19-летняя девушка значилась как резидент агентурной разведки НКВД. По моей просьбе были подняты секретные данные на этого агента. В учётной карточке, которая хранилась в Центральном архиве КГБ, стояла запись, сделанная в 1943 году: „Связь с группой не установлена.

Судьба членов группы неизвестна. Предположительные данные: захвачены в плен контрразведкой 18-ой армии”.

И была в ней ещё одна особая отметка: „Не исключено, что совершено предательство. Проверить”.

Действительно, в течение 24 часов на связь после заброски в немецкий тыл вышли все, кроме Валиной группы. Лишь через месяц поступили сведения: разведчики захвачены абвером. Всё как бы сходилось: состав группы, имя и возраст командира, не совпадала лишь фамилия. У немцев Валя значилась как Олешко, а в учётной карточке в разведывательном центре — как Михеева.

Мало ли разведгрупп было заброшено в тыл врага? У офицера оперативно-следственного отдела и так много работы. Где взять время на исследование архивных данных?

Я решил установить истину

Михеев Василий Петрович

Меня больно задело, что у предательницы моя фамилия. Тут ещё сыграл роль мой принцип — везде и всюду доходить до самой сути. Мне казалось, что здесь что-то не так, может быть, заблуждение или, может быть, даже ошибка писаря. Слишком много нестыковок в этом непростом архивном деле „предателя Родины Валентины Олешко”.

Вот документ из фашистского архива:

Благодаря оперативно принятым мерам отдел С-1 армии перехватил советских шпионов во главе с лейтенантом Олешко. Пленные пожелали перейти на службу к фюреру.

Арестованные немецкие разведчики на следствии показали:

„Олешко Валентина —  бывшая советская разведчица была заброшена на территорию фашистской армии в августе 1942 года. Добровольно сдалась в плен”. Это не могло не насторожить. А что, если всё было не так? Если попавшие в плен разведчики замучены в фашистских застенках, то их доброе имя должно быть восстановлено. В любом случае след их надо искать.

Оперативные работники управления госбезопасности вели активный поиск: изучали архивы, опрашивали жителей села, где содержались Валя Олешко и её товарищи. Мне на память пришло одно обстоятельство, связанное с судебным разбирательством по делу изменника Родины Шилина. Поиски вывели нас на следственное дело другого карателя —  служившего в немецкой полиции Валентина Клочкова.

Человек по фамилии Фортман, находясь в Лампово, одно время был близок к Клочкову. Он рассказал, что в середине 1943 года Клочков предложил ему войти в заговор против фашистов. „Но я догадался, что это провокация, ибо знал о преданности Клочкова своим новым хозяевам”, —  вспоминал Фортман.

К этому времени Клочков был уже опытным провокатором. По заданию Вакербарда он ездил по сёлам Гатчинского района под видом учителя, выведывал настроение местной интеллигенции, а затем выдавал фашистам всех недовольных оккупационным режимом.

Вакербард высоко ценил своего шпиона.

Михеева и Олешко — одно и то же лицо

19- летняя разведчица Валентина Олешко.

Путём сопоставления свидетельских показаний мы установили, что Михеева и Олешко — одно и то же лицо. И всё же мы не отбрасывали полностью подозрения в том, что она перешла на сторону абвера. Каким-то образом она ведь оказалась на свободном положении при отделе контрразведки 18-й армии группы „Север”. Оставалось установить дальнейшую судьбу Вали.

Наконец в руки чекистов попал секретный приказ от 5 декабря 1943 года: „Валентина Олешко приняла участие в антифашистском заговоре и по непроверенным данным была расстреляна в марте 1943 года”.

Валентин Клочков

А какова же судьба Клочкова?

Клочков был произведён в обер-летенанты. К его фамилии немцы прибавили довесок „Шварц”. Клочков — Шварц щеголял в немецком мундире. Через какое-то время его переправили в знаменитую 5-ю партизанскую бригаду, где командиром был Карицкий, а комиссаром — Сергунин.

Однако миссию Клочкова партизаны уже знали: разведка получила необходимые сведения через внедрённого в немецкую комендатуру человека.

Валентин Клочков прибыл в отряд вместе с женой. В бригаде не поверили парочке „раскаявшихся” перебежчиков, хотя документы у них были в порядке. Их накормили и провели к самолёту. И уже в самолёте Клочков сообразил, что его „вычислили”. Он было рванулся из салона, но вооружённый партизан преградил выход. Бывший полицай был отправлен на Большую землю, чтобы предстать перед судом».

В военной прокуратуре бывший обер-лейтенант давал вначале ложные показания. Первой призналась его жена Лидия Алексеева, вряд ли из благих побуждений, скорее, чтобы выгородить себя. На очной ставке заговорил и Клочков, признался в своём предательстве.

Она достойна ордена Красного Знамени

Бывший командир Вали Шорников вспоминал:

«Беззаветная душа была. Ходила по их тылам. На самой что ни на есть черновой работе. Бывало, перед заброской придёшь к ней, сидит, улыбается, а губы дрожат…Конечно, страшно — в самое логово. Честная, преданная”.

А начальник отдела, в котором числилась Валя, когда была на Волховском фронте, Пищиков, рассказывал:

«Вот так уйдёт, недели две ходит, потом обратно. „Окна”- то у нас были, но не без риска, конечно. Вернётся, лицо с кулачок, и пишет всё, где что увидела, засекла, потом дадим отдохнуть недельку. Подкормим, и снова — за линию фронта. Что поделаешь — война. После трёх походов я представил её к ордену Красного Знамени. Точно помню, подписал и ещё добавил: „весьма достойна”. А вот получила ли она орден, не вспомню. Всё же 30 лет прошло.

Потом на Олешко пришёл запрос из разведотдела Ленинградского фронта, от группы Хорсуна. И мы откомандировали её».

Память о разведчице

На месте гибели патриотов, которых не сломил фашистский застенок, в селе Дружноселье Гатчинского района Ленинградской области воздвигнута стела, в основании которой на камне высечены имена Вали Олешко, Лены Микеровой, Вали Гусаровой, Михаила Лебедева, Дуни Фадеевой, Николая Букина, Тони Петровой…

Эти семеро девушек и парней того поколения, которому к началу войны исполнилось 17–18 лет, едва сошедшие со школьной скамьи, лицом к лицу столкнулись с опытными офицерами абвера. И выстояли. Физически их уничтожили. Но нравственная, моральная победа осталась за ними.

В настоящее время память о разведчице увековечена и на её родине, в городе Алейске Алтайского края: одна из улиц родного города Вали Олешко носит её имя. Средняя школа №2, где она училась до 1941 года, носит её имя. В Краеведческом музее Алейска находятся экспонаты, которые рассказывают о её подвиге.

Валя честно выполнила свой долг перед Родиной

Валя с подругой перед забросом в тыл врага

Жаль только, что Валина мама, Галина Семёновна, всего этого не увидела, не смогла порадоваться. Она умерла, не дожив до оправдания дочери всего двух месяцев. Нашли её с последним Валиным письмом в руках.

Василий Петрович часто с горечью вспоминал:

«Долгие годы жила Галина Семёновна с клеймом матери „предательницы”. Никто из земляков, по их словам, не верил, что Валя могла предать Родину. Говорят, что все были на её стороне. Да, были. Вернее, стали. Стали спустя 30 лет после войны, когда чекисты открыли правду».

Новгородские чекисты установили, что Валя не пропала без вести, не перешла на сторону немцев, а честно выполнила свой долг перед Родиной. Сколько судеб, похожих на Валину, было в годы войны! Вечная память неизвестным героям!

Иногда розыск изменников Родины приобретает совершенно другое звучание и общественное значение. Так случилось и в деле Вали Олешко. Но история о юной разведчице на этом не закончилась.

У астрономов стало традицией называть открытые небесные тела именами сыновей и дочерей Родины, защищавших её в тяжёлые военные годы. Так возник Космический мемориал.

Сейчас в нём насчитывается около полусотни космических «памятников».

По предложению советского астронома Татьяны Михайловны Смирновой, открывшей новое небесное тело, малая планета стала называться именем Вали Олешко: «Oleshko 1975 V02».

Правда, этот астероид невозможно увидеть в телескоп малой мощности —  только в сильные обсерваторские.

Но всё равно, кружится в космосе планета имени юной разведчицы, которая отдала жизнь за победу над фашизмом. Хочется верить, что когда-нибудь и на Новгородской земле будет увековечена память Вали Олешко.

Алла Булгакова, Валентина Тимофеева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *