"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

От нашего дома осталась воронка

Наша семья

Людмила Алексеевна Антонова (в девичестве Степанова) родилась 10 июля 1938 года в деревне Новая Мельница, недалеко от Великого Новгорода.

Отец, Степанов Алексей Алексеевич, 1909 г.р., работал на железной дороге. Мать, Степанова Любовь Ивановна, 1906 г.р., была домохозяйкой. В семье, кроме Людмилы, было ещё двое детей: старшая сестра Валентина, 1931 г.р., и брат Леонид, 1935 г.р.
До войны Степановы жили в Новой Мельнице. Дом стоял недалеко от дороги на Западное кладбище. Когда началась война, немцы шли на Новгород именно через их деревню.
Отец сразу ушёл на фронт, а маму с детьми взяли к себе её родственники в деревню Спас -Нередицы. Людмила Алексеевна вспоминает:
«Там жили три семьи: старший мамин брат дядя Коля с женой и тремя дочерьми, её сестра с двумя дочерьми и мама с нами тремя. Мы были самыми маленькими из всех детей.

Начались скитания

Когда немцы вошли в Новгород, то все стали уезжать кто куда. Наши родственники тоже уехали, и мы остались одни. Вернулись в Новую Мельницу, а там вместо дома — воронка. Ничего не осталось: ни документов, ни фотографий. Начались скитания . Попытались покинуть город, дошли до Синего моста, а он взорван. Бродили по лесам. Ели разную траву, собирали на полях картошку и колоски, а потом пришлось вернуться на своё пепелище. В Новгороде и в родной деревне уже вовсю хозяйничали немцы. В 43-ем году в семье случилось несчастье. В Троицу мама пошла в церковь, а мой братик захотел нарвать мне лилий, и мы пошли на речку Веряжку. Я сидела на берегу и ждала, когда он нарвёт цветов. А его всё не было и не было… Потом из церкви вернулась мама, и все соседи стали бегать по берегу, искать Лёню. Брата нашли, но спасти его не удалось. Вся река была в воронках, и его просто засосало. Похоронили Лёню в Новой Мельнице на горке. Как жаль, что в семье не осталось ни одной его фотографии. Даже даты его рождения я не знаю.

В Литве

Осенью того же года немцы начали отправлять население в Прибалтику. Мы даже не знали, куда едем. Везли нас в товарном вагоне вместе со скотом. Помню, топили там по-чёрному, дым ел глаза.
Привезли в Литву. Нас с мамой поселили на хуторе из одного дома, недалеко от Шяуляя, а сестру — на другой хутор. Мама с утра до ночи работала на лесозаготовках, а я
целыми днями собирала по лесу берёзовый сок и хворост, занималась делами по дому. Жили мы с мамой в крохотной комнатушке с земляным полом. Помню, что там были
кровать и маленькая тумбочка. Хозяйка была очень злая, кормила нас тем, чем кормила свиней. У сестры хозяева были неплохие, но виделись мы с ней очень редко. Она тоже работала, пасла скот у своих хозяев. Однажды я не выполнила какое-то поручение, и хозяйка в наказание стала меня избивать. Было так больно и обидно, что я выпрыгнула в окно и убежала в лес. Бродила там целый день, искала маму. И вдруг встретила партизана. Я ему всё рассказала…

Как я снова оказалась у хозяйки, не помню. А было мне в это время 5 лет.

Возвращение на родину

В 44-ом году наши войска вошли на территорию Литвы, и мы стали готовиться к возвращению на родину. Такое было ликование, такой восторг!!! Когда прибыли в Новгород, то увидели руины и бурьян. Вначале нас поселили в родной деревне, в отремонтированный бывший туалет рядом со скотным двором. Там были печка и сделанные из досок кровать и столик. Все спали на этой кровати поперёк, а под ней спал наш телёнок (нам его выдали). Однажды проснулись на полу, рядом с телёнком.
Затем дядя Коля забрал нас в город на улицу Большевиков. Отремонтировал себе жильё и всем сёстрам по комнате.
Вначале 45-го года мы получили „похоронку” на отца. Он погиб на фронте 22 апреля 44-го года и был похоронен в Эстонии, в 2-х километрах севернее деревни Сеоквала.
Как мы все плакали! Не осталось даже папиного фото. В послевоенные годы жизнь была трудной. Мама работала на нескольких работах. Помню, какие очереди стояли за хлебом и жмыхом. Их давали по карточкам. Какое было лакомство — этот довесочек хлеба! А какой был вкусный жмых!
В 46-ом году я пошла в первый класс. После окончания 10-летки подала документы в Саратовский геолого-разведывательный техникум. Хотела стать геологом — ро-мантика! Все родственники отговаривали меня, и я решила поступать в Боровичский автодорожный техникум. Окончила его в 59-ом году. Вся моя дальнейшая жизнь была связана со строительством: строили дороги, тротуары, водопровод и канализацию. Работала мастером, инженером, экономистом в строительно-монтажном управлении. Потом стала начальником планового отдела в ПМК-2 и так до пенсии в 93-ем году.
В 1960 году вышла замуж. Муж рано умер, и дочь я растила одна. Теперь у меня две внучки, и я мечтаю о правнуках.
В 2009 году я включилась в работу общественной организации „Дети погибших отцов”», объединяющей детей военной поры, отцы которых не вернулись с фронта.
Здесь проводятся различные мероприятия: мы ухаживаем за Григоровским воинским захоронением, встречаемся с детьми и молодёжью и рассказываем им о Великой Отечественной войне».

Сергей Кузьмин,  Алла Булгакова , Валентина Тимофеева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *