"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Не дай Бог пережить такое

Козина Екатерина Ивановна родилась 17 ноября 1929 в Новгородской области в д. Видогощь.

О своем тяжелом детстве Екатерина Ивановна рассказала представителям добровольческого объединения «Патриот»:

Немцы немало натворили

«Родилась я в семье простых рабочих. Отец мой,Иван Васильевич, 1895 года рождения работал лесником, а мать, Анна Михайловна, проработала всю свою жизнь в колхозе.

Екатерина Ивановна Козина

Всего в нашей семье было 9 детей. Один из братьев – Вася умер ещё мальчиком. Он вместе с соседским мальчишкой Петей разряжал снаряды. Баловались всё. И вот мы слышим взрыв… Пете сразу руки оторвало, когда снаряд взорвался,а Василий на дороге стоял, и ему осколок в живот попал… Когда папа поехал туда, Вася был уже мертвый. Ему было 9 лет. Много мальчишек тогда погибло, не только они. Да и сколько взрослых погибло, повсюду снаряды, мины расставлены были. Даже за ягодами пошли как-то, девушка, которая с нами ходила, подорвалась на мине в лесу. В нашем лесу жили партизаны, вот немцы мины и ставили, а люди не замечали и невольно подрывались. Очень много народу и после войны погибало, немцы немало натворили. После 21:00 ходить нам не разрешалось. Помню я как-то шла от подруги после 21 часа, так меня конвоир взял и закрыл в бане, утром только выпустил.

После войны осталось в нашей семье четверо детей: я, Витя, 1941 года рождения, Алла 1939 года рождения и Тася 1927 года рождения.

У папы была сестра, которая жила в Тосно. У них с мужем не было детей. Она попросила папу взять к себе на воспитание Тасю, потому что жизнь наша была тяжелой, хотела нам помочь. Вот поэтому в Германию с нами Тася не попала.

Отца на фронт не взяли, так как он был инвалидом гражданской войны. В гражданскую войну он был ранен в легкие. Умер отец в 1948 году.

Латвия

В начале войны, в августе месяце, в нашу деревню пришли немцы. Бомбежка в нашей деревне была 3 дня, а мы прятались в сарае за деревней. Пришли немцы в деревню и говорят : «поднимайте руки, сдавайтесь в плен».

В 1943 году нас с семьей отправляют в Латвию, там мы прожили год. Поселили нас в церкви. Позже стали распределять всех на работу, а куда нас взять то с 3-мя маленькими детьми. С мамой мне жить не разрешили, отдали в другую семью и назначили коров пасти.

В 1944 году нас всех отправляют в Германию.

Германия. Концлагерь

Везли нас в Германию пароходом через Балтийское море. В то время была бомбежка, поэтому очень много пароходов утонуло. К счастью, мы пережили бомбежку, пароход наш уцелел. Приехав в Германию, нас отправили в пункт осмотра, смотрели на наличие вшей, кого то стригли.

После этого нас отправили в концлагерь. Находился он недалеко от Берлина. Он был огорожен колючей проволокой под током высокого напряжения. Ютились мы и другие 6 семей в бараке, да ещё и в одной комнате. В комнате была круглая печь буржуйка, на которой можно было испечь хоть какую-нибудь лепешку, муку нам давали. Потом нас стали устраивать на работу на фабрику, которая находилась метрах в пятистах от нашего концлагеря. Папу и маму устроили на фабрику подметать, а меня поставили работать за станок. На работу водили нас под конвоем, если чуть не туда шагнешь, то тут же начинали бить плётками. Кормили очень плохо нас, иногда из каштанов суп варили.

Помню, на фабрике немец был неплохой, он приносил мне термос, а так как я из деревни была, то я и не понимала что это за такой странный самовар без трубы. Наливал этот немец мне чашку кофе и давал бутерброд. Он говорил мне: «Ты не работай, если начальства нет. Если увидишь начальство, то шевелись как-нибудь, будто делаешь что-то».

В лагере над нами издевались, как хотели. Мальчишки в лагере немцам всё вредили, прокалывали колеса, их ловили и наказывали. Был один случай в лагере: нам печку нечем топить было, а рядом с нашим бараком кочегарка была, ну мы и послали за углем маленького моего брата Витю, а ему 3 года было. Не воровать,конечно, а чтобы попросить у немцев угля. Немцы ему наложат полное ведро угля и скажут, иди, неси и пой песни.

В бараке нашем жили ещё 5-ро детей. Фамилия у них была Осокины. Они тоже были с Новгородской области. Отец у них на фронте был, мать убили, старшая сестра умерла в лагере от туберкулеза и остались 5-ро детей сиротками.

Жили мы в Германии до 1945 года. В 1945 году налетали самолеты, что даже неба видно не было, и разбомбили фабрику, где мы работали. Так разведка наша хорошо работала, что ни одна бомба в наш лагерь не попала, хотя от фабрики было полкилометра. Привели нас на завтрак и мы от мальчишек, они ведь пронырливые были, узнали, что на горе стоят танки и что сегодня нас будут всех расстреливать. Рядом с лагерем было небольшое озеро. Вышли мы после завтрака и видим, что кто-то плывет по озеру на 3-х лодках, а это наши солдаты — освобождать нас едут. Они узнали, что нас расстреливать будут и пошли освобождать лагерь. Щипцами колючую проволоку разрезали, охрану убрали, вбежали в лагерь. Сколько было радости, все плакали, кричали «Ура!». Освободили нас и жили мы в Германии до дня Победы. Потом подали товарные вагоны, чтобы везти нас обратно на родину.

А пока мы там жили, был один случай, который мне никак не забыть. В день Победы шли наши офицеры, все такие нарядные в колонне по 4 человека и вдруг из окна 3-его этажа немцы открыли огонь из пулемёта. Все погибли! Конец войны… Они дошли до Берлина, но все погибли…Как же их жалко было!

Жизнь после войны

С дочкой Ниной

До войны я успела закончить только 4 класса. Школы у нас в деревне не было, поэтому приходилось ходить в Борки за 15 километров, через поле, через лес. После войны закончила я ещё 3 класса Борковской средней школы. Когда я в школу пошла, жила в Борках у дяди Федора Михайловича, он был рыбаком. У него в колхозе был заключен договор . Мы с ним часто на лодке катались, он нас песне научил. Едем на лодочке втроем (я, дядя и его дочка Вера) и поем песню. Кормил он нас сытней, чем дома. Мама была колхозница, а что колхозницам давали, почти ничего. Денег не платили никаких.

Потом я поступила в Кооперативный техникум и всю жизнь отработала в торговле. Мне,конечно, война учиться помешала, что я там в 15 лет в 5 класс пошла, это разве уже учеба? Всё, что учила до войны уже забыла .После войны училась не очень-то хорошо, и тройки бывали, ну хоть без двоек и то ладно. Но я очень старалась, мне помогала сестра двоюродная Вера. Да что там говорить, молодость вся,конечно. загублена была… Ну ничего, и выжили, и детей нарожали, и жизнь наладилась.

 Моя семья

Дочь Лида

Всем после войны было трудно жить, всё было разорено, многие дома сожжены. В нашей деревне половина домов остались целы, в том числе и наш, чему мы были очень рады.

С первым мужем Валентином Федоровичем Кузьминым я познакомилась в 1948 году. Я в магазине работала. Он мне помогал .Так и познакомились. В 1949 году я вышла замуж, мне было 19 лет, а уже в 20 лет я первого ребенка родила. Валентин мне писал стихи разные, оды, поэмы… очень любил меня…

Валентин Федорович был культработником, работал в клубе. Взяли его в армию в конце войны,он был с 1926 года. Но до фронта он так и не дошел, его ранило осколком в правое плечо. Была предложена ему операция по удалению осколка, а вместе с ним и руки. Он отказался. Так и прожил около 40 лет с этим осколком.

Дочь Нина

В 1960 году мы переехали в Григорово. Через райисполком нам с мужем предложили работу. Мой муж всегда был на хорошем счету. У него за жизнь была всего одна запись «принят» и «уволен» с культработы.

С Валентином Федоровичем мы прожили 37 лет. У нас с ним было двое детей : Лидия 9 мая 1950 года рождения и Нина 12 мая 1955 года рождения.

Лида в статистике бухгалтером работала. Нина закончила 10 классов и поехала учиться в Ленинград на стюардессу. После учебы она сначала в Новгороде бортпроводницей работала, а потом в Ленинграде. Так она там и жила. Нина работала на пассажирском самолете. В 1986 году она летала в Чернобыль, тогда пришлось много людей эвакуировать из этой зоны. Позже все умерли из их экипажа …. и летчики …и стюардессы. Из-за облучения рано ушла из жизни и моя дочка. Ей было 59 лет, когда она умерла.

Внуки

Рано ушёл из жизни и Валентин, ему было всего 58 лет. Это было около 30 лет назад. Потом я вышла второй раз замуж за Ивана Николаевича Козина. С того момента моя фамилия Козина. От второго брака детей уже не было. Я уже на тот момент на пенсии была, да и он тоже. Второй муж работал шофером.

Счастливое детство теперь, мы то ничего не знали, ни садиков, ни колясок, декрет всего 2 недели был. Вот я в магазине работала, надо магазин сдать, через две недели обратно принимать. А куда ребенка то? Садиков в деревни не было, ни то что сейчас.

У меня есть внук и внучка, две правнучки и даже праправнучка. Слава богу, что вам не довелось узнать, что же такое война. И не дай Бог такое кому-то пережить.

Людмила Осипова, Кирилл Громов, Юлия Ибрагимова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *