"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

На снаряды под ногами никто не обращал внимания

Мария Ионовна Кузьмина

Мария Ионовна Кузьмина родилась 17 августа 1928 года в деревне Дудино Мошенского района Новгородской области. Своими воспоминаниями о войне она поделилась с членами добровольческого объединения «Патриот» Политехнического института НовГУ:

Наша большая семья

«В деревнях уже были колхозы, но мои родители, Ион и Ольга, продолжали жить своим подсобным хозяйством. Мама рассказывала, что она дожинала рожь, и тут прямо в поле у неё родилась я. Рядом с ней был мой старший братишка. Мама говорит ему:

«Дай-ка серп».

«Зачем тебе, мама?»

«Да вот ребёнок под кустом лежал, так я его взяла. Дай серп».

У братишки округлились глаза от ужаса, и он стал кричать:

«Не дам, ты его зарежешь!»

Мать ржавым серпом обрезала пуповину, вытащила из передника нитку, перевязала пуповину. Завернула меня в грязный передник, отнесла домой. И росла я без всяких болячек, ничем не хворала. А теперь дети слабенькие, всё стерильное, а они много болеют.

Родилась я в августе, но отцу было некогда ехать в сельсовет, и меня зарегистрировали 10 октября.

Семья у нас была большая – шестеро детей. У отца умерла первая жена, у него осталось 3-е детей: Паня, Павел и Федя. У моей мамы после смерти мужа остался сын Саша. Родители сошлись, и у нас за 5 лет родились ещё двое детей: я и моя родная сестра, 1926 г.р.

Когда мне было полтора года, от заворота кишок умер отец. Ему в Боровичах сделали операцию, запретили любую жидкость. А тут из соседней деревни приехала его навестить родственница:
«Ой, бедный Ион Сидорович, ему и пить не дают».

Дала ему кружку молока. Он выпил и скоро умер.

В школе я училась плохо, с трудом переходила из класса в класс. А как окончила 4-й класс, больше в школу не пошла.

Мои братья в годы войны

О том, что началась война, я узнала, когда в Дудино всем мужчинам принесли повестки. 3-х моих братьев – Сашу, Павла и Федю – забрали в армию на 45 суток ещё в мае 1941-го года. Там они и остались.

Павел был командиром, погиб под Лугой. Сашу убили на Волховском фронте в 1943-м году. Федю, самого младшего, первый раз ранили в руку уже на 2-й день войны. Он потом был кладовщиком, возил продукты на фронт. В 1942 году его ранили второй раз. Рядом взорвался разрывной снаряд. Феде перебило обе ноги, осколки изуродовали лицо и руки. Он долго в Рыбинске в госпитале лежал, всё просил дать ему зеркало. Говорил:

«Если я такой страшный, то зачем мне жить?»

Но он не был страшным, ему хорошо, аккуратно сделали подсадку кожи на лице, и всё обошлось.

Немцев в нашей деревне не было, но над головой часто пролетали немецкие самолёты. Была у нас такая смешная бабка Паня, у неё оба сына были летчиками. Вот она услышит гул самолёта, заберётся куда-нибудь повыше, и, неважно, какой самолёт летит – свой или чужой – машет белым платком и кричит:

«Васенька, Ванюшка!»

Её ругают, а ей всё равно.

На восстановлении Новгорода

Когда мне исполнилось12 лет, дали мне быка и плуг. Я пахала, боронила, возила дрова, сено, солому на скотные дворы.

В июне 1944 года мне прислал повестку, и я отправилась в на восстановление Новгорода.

Мы все, 75 человек, работали ежедневно по 12 часов. Строили деревянное здание вокзала. Один раз в сутки ходили в Григорово на обед. Давали нам по 600 г хлеба и какой-нибудь баланды. Никто не замечал того, что я маленькая. Всем по 18-20 лет, а я была меньше всех, и всё равно работала по 12 часов. Меня, 15-летнюю, на работу водили за руку.

В подвале стояли деревянные топчаны, ни матрасика, ни одеяла, ни подушечки. Как работаем в фуфайке мокрые, грязные, так и ложимся спать, не разуваясь, не раздеваясь. 7 месяцев в бане не были. Вот такую жизнь я прожила.

Ещё и теперь иногда говорят, что плохо живём. Да теперь мы живём, как в раю.

У раненного брата была 2-я группа инвалидности. Так ему 2-ю сняли, а дали 3-ю и отправили на восстановление Новгорода.

Он был шофером. Я прошу его:

«Федя, отвези меня домой».

«Да как я тебя отвезу, ведь я тоже работаю?»

«Да ты до Крестец меня довези, а оттуда я пешком дойду».

«А как ты пойдешь?»

«Да по лесам».

«Маша, да везде же патрули. Ты понимаешь, что тебя заберут».

Ну, я примолкну, а время пройдёт, и опять у меня та же песня – домой, и всё.

В Новгороде я войну уже не застала. Ходили мы на работу по снарядам, и никто не предупреждал, что это опасно, никто не обращал внимания. Только потом эти снаряды взрывать стали. Как это было страшно. Видели мы в Новгороде много пленных немцев.

На лесозаготовках

Домой вырвалась в начале 1945 года. Сегодня домой приехала, а завтра пришёл бригадир и отправил меня на лесозаготовки. Одну нашу девчонку придавило берёзой. Побежала в ту сторону, куда повалилась берёза, и сразу насмерть. Куда ни посмотришь на лесозаготовках, везде дети и подростки. После этого несчастного случая нас, девчонок с 1928 г.р. домой отправили, а мальчишек только тех, кто с 1929-го.

В сентябре 46-го года меня направили в ФЗО (Фабрично-заводское обучение). Окончила училище в 47-м году. После этого надо было отработать 4 года, а я отработала на одном месте у пресса 35 лет.

Тяжёлая была работа. Работали в 2 смены по 12 часов, потом – по 8 часом, а в выходные уходили и вовсе на 2 часа раньше. Позже стало ещё лучше, когда сделали 2 выходных. Правда, у нас получалось так: мы 3 дня работаем, а четвёртый выходной.

Без отца я осталась в полтора года, а без матери – в 17, и ничего, не опустилась, выстояла.

Война закончилась

9 мая 1945 года мы работали в колхозе, боронили пашню, когда пришли из сельсовета и объявили, что война закончилась.

В 1952 году я познакомилась со своим будущим мужем Леонидом Семёновичем Кузьминым. Он был музыкантом. Играл на гармошке, на гитаре, в духовом оркестре. Я всю жизнь проклинала себя за то, что связалась с музыкантом, дома я его никогда не видела. Муж умер в 1999 году.

У нас 2 сына. Старший сын Саша родился в 1953 году, работал на тракторе, выпивал и умер в 42 года. А младший сын Толя родился в 1960 году, этот не пьёт. Сразу после армии его взяли на работу в милицию. Он, когда учился в школе, занимался спортом, ездил в Новгород на соревнования по восточным единоборствам, всё боролся за первые места. Зато теперь мучается, из-за дзюдо болят спина и ноги.

У меня есть внуки и правнуки. Богатая я бабка».

Людмила Осипова, Кирилл Громов, Алла Булгакова – руководитель добровольческого объединения «Патриот»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *