"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Жизнь многих замечательных людей связана с новгородской землёй

В конференц-зале Политехнического института первокурсники механико-энергетического отделения встретились с учёным-лесоводом, бывшим преподавателем кафедры лесного хозяйства Александром Авдеевым. Гость рассказал студентам о своём увлечении историей, о результатах поисковой работы, которая увлекла его на долгие годы, позволила открыть интересные имена и малоизвестные факты из жизни замечательных людей, чьи судьбы связаны с новгородской землёй.

Инженер  лесного хозяйства

Александр Николаевич обратился к студентам:

«Нашу сегодняшнюю встречу можно считать случайностью, но философы каждую случайность считают проявлением какой-то закономерности. Так что, возможно, мы с вами встретились не случайно, и наше общение будет продолжено.

Буквально 3-4 дня назад я увидел на сайте «Вечный огонь» публикацию, которая меня заинтересовала. Это рассказ о женщине-ветеране из города Крестцы. Упоминавшиеся там населённые пункты Крестецкого района, где героиня ещё совсем молоденькой девочкой жила во время войны и сразу после неё, мне хорошо знакомы.

В настоящее время я — житель Великого Новгорода, но довольно долго жил в тех местах, работал в лесном хозяйстве. По специальности я, как и вы, инженер, но только инженер по дереву, по лесу. Есть такая специальность — инженер лесного хозяйства. Позже мне приходилось работать в областных организациях и, по долгу службы, часто бывать в командировках в районных центрах, в деревнях — во многих населённых пунктах. За 30 лет работы я обошёл практически все лесные участки области, познакомился с разными людьми.

Вы занимаетесь сохранением исторической памяти народа. Я, как и вы, не историк, не филолог, не журналист. Но меня увлекло, затянуло в сферу исторических исследований. Решая вопросы, связанные с ведением лесного хозяйства, я встречал в лесу старинные парки, заброшенные усадьбы. Когда-то там жили люди, которые в силу разных обстоятельств покинули эти места. Даже населённых пунктов там больше нет. А деревья, живые памятники природы, остались.

Меня как специалиста интересовали, прежде всего, отдельные ценные деревья, редкие для наших лесов. Это кедр, лиственница, пихта сибирская. Ведь их откуда-то привезли. Когда видишь дерево, которому более 100 лет, и понимаешь, что само оно вырасти здесь не могло, возникает вопрос: «Кто его посадил»?

Русский ботаник Николай Иванович Железнов

Железнов Н.И.
Железнов Н.И.

Я опрашивал жителей, местных специалистов. Они только плечами пожимали: не знаем. Пришлось искать старожилов, с ними беседовать. Оказывается, в наших местах жили очень известные, интересные люди, оставившие заметный след в судьбе страны в разные её периоды.

Мне довелось заново открыть усадьбу, имение известного учёного, академика Императорской Санкт-Петербургской академии наук, который продолжительное время жил в районе Окуловки. Это Железнов Николай Иванович, выдающийся русский ботаник, агроном, мелиоратор. Учёный занимался садоводством, лесоводством, эмбриологией и физиологией растений, выписывал семена разных сортов, сажал их на нашей почве. От него остались огромные деревья, посаженные в наших краях 150 и более лет назад.

Он был основателем и первым директором Петровской земледельческой и лесной академии в Москве (1861-1869), впоследствии ставшей Тимирязевской. По его инициативе одновременно начала свою работу в 1865 году и научная библиотека, которой через 100 лет советским правительством было присвоено имя Н.И. Железнова.

Как я потом узнал, он первый в России произвёл осушение заболоченного участка леса закрытым дренажом. Как-то по весне мы ходили по лесу с местным лесником. Была жара, попутчик показал мне родник, где можно было утолить жажду. Вскоре после этого, в июне-июле, я уже пошёл один. У меня были карта, компас. Я нашёл знакомое место, но воды в роднике не оказалось.

До меня и раньше доходили слухи, что тут в 19 веке жил какой-то ученый. Видимо, как раз в этом месте и был выход дренажной системы, созданной Железновым. Весной вода была, а потом ушла, всё подсохло».

В 1847 году Николай Иванович Железнов женился. Его жена Вера Васильевна получила по завещанию несколько деревень в нынешней Новгородской области. Это составляло около 12 000 десятин земли и 669 душ крестьян. Железнов построил в имении гончарный завод для производства труб из обожжённой глины, которые использовались для дренажной системы. Он основал и обустроил в Крестецком районе усадьбу Матвейково, где проводил научные опыты по выращиванию растений на мелиорированных почвах.

Н. И. Железнов умер в Петербурге и там же с почестями был захоронен. Позже вдова учёного и его сын построили в усадьбе церковь, и прах Николая Ивановича был перенесён в фамильный склеп под церковью. Место погребения, на многие годы скрытое растительностью, только лет 10 назад обнаружили и благоустроили энтузиасты. Были установлены памятная плита и крест.

Александр Николаевич продолжает свой рассказ:

«Я недавно опубликовал книжку, в которой две статьи посвящены Железнову Николаю Ивановичу.

Поэтесса Ольга Берггольц

А теперь перехожу к главной теме. Встречался я с разными людьми: со старожилами и местными краеведами. Встречался, общался, много лет переписывался с их родственниками. Специально брал отпуска, ездил в Санкт-Петербург, в Москву, искал и находил в архивах и библиотеках материалы, из которых многие оказались интересными и малоизвестными.

Переписывал всё от руки, ксероксов тогда ещё не было. До этого была издана в 1988 году одна книга. Вот теперь появилась другая, дополненная. Все желающие могут эти книги пролистать, прочитать, познакомиться с ними. Там есть исторические снимки из архивов и учебных заведений.

В Крестецком, Маловишерском, Окуловском районах я встречался со многими интересными людьми: Героями социалистического труда, ветеранами войны.

В посёлке Старое Рахино в 1944 и в 1949 годах побывала легендарная ленинградская поэтесса Ольга Фёдоровна Бергольц. После первой поездки она опубликовала 2 статьи, после второй – ещё одну.
Имя знаменитой советской поэтессы Ольги Фёдоровны Берггольц, ставшей в годы Великой Отечественной войны «голосом блокадного Ленинграда», известно читателям не только в нашей стране, но и за рубежом. Однако о том, как её жизнь и творчество связаны с Новгородчиной, знают даже не все местные жители.

Ольга Берггольц родилась в 1910 году в Петербурге. В детстве, в 23-м, 24-м и 25-м годах, начиная с 13 лет, несколько раз вместе с родителями отдыхала летом в Окуловском районе, между деревнями Торбино и Заречье. Тут и начала писать свои первые стихи.

Труженики тыла в творчестве Берггольц

В 1944 году в двух очерках, опубликованных в газете «Известия», она описала жизнь прифронтовой деревни Старое Рахино. После войны, в 1949 году, посещала её как корреспондент. В литературном наследии поэтессы и журналистки имеются удивительные по своей искренности и проникновенности дневники с воспоминаниями о конкретных людях, тружениках тыла.

Ольга Берггольц с беспощадной откровенностью, без лакировки и прикрас описывает безысходную жизнь послевоенной деревни, за что её не раз критиковали. До войны в Старом Рахино было 450 мужчин, из которых с фронта вернулись только 50. По рассказам жителей, почти все погибли в первые годы войны. Осиротели все дворы. Люди жили впроголодь.

Не было тракторов, всех лошадей забрали на фронт. Поднимали землю вручную, поля и огороды копали лопатами. Приходилось впрягать коров, а то и впрягаться самим, если коров не было или их щадили.

Одна из женщин умерла прямо в борозде от истощения. При встрече с Ольгой Фёдоровной председатель сельсовета сказала: «Понимаете, жить не хочется, ну не хочется больше жить». Вот такую безрадостную, беспросветную жизнь русских женщин увидела поэтесса в новгородской деревне.

И всё же они выжили, помогая друг другу. В войну спасали детей, кормили фронт. После войны возрождали колхоз, восстанавливали деревню.

О.Ф. Берггольц откровенно писала не столько о героизме новгородских женщин, сколько о трудностях, которые им приходилось преодолевать. Не всё в её творчестве устраивало существовавшую тогда политическую систему. Поэтому дневники журналистки долго не публиковались. Впервые они были опубликованы только в 1991 году. Текст этих дневников я нашёл в архивах. Писательница называет конкретных людей, в основном женщин, их имена, отчества, фамилии. Мне удалось встретиться со взрослыми потомками этих женщин.

Об одной из них по имени Александра Ольга Фёдоровна рассказывала в своих дневниках. Это была удивительная труженица. Траву тогда косили ручными косами. Дневная норма для женщины была 40 соток. Александра норму перевыполняла, делала 70 соток, почти гектар. Я вот не самый хилый человек, но за день, а то и за два дай бог осилить 10 соток. А эта женщина скосила 70! А ведь у неё, кроме колхозной нормы, было ещё домашнее хозяйство. И детей надо было растить.

Увековечить имя поэтессы

В книге «Так хочется мир обнять», которая вышла к 100-летию писательницы, она описывает свою жизнь, в том числе время, проведённое на даче в новгородской деревне. Она, оказывается, в ту самую церковь, в которой находится семейный склеп Железновых!

В центре этого населённого пункта есть мемориал погибшим воинам. В 2015 году я там дополнительно оставил информацию об Ольге Берггольц. Люди приезжают, смотрят. Я не раз обращался к руководителям области с предложением — присвоить имя Ольги Берггольц сельской библиотеке в Старом Рахино. До сих пор идёт этот процесс.

На днях звонила заведующая библиотекой. 16 мая — День рождения легендарной советской поэтессы.

К этому числу я постараюсь собрать там заинтересованную аудиторию — школьников, ветеранов, краеведов, работников культуры, — всех, кто хочет ближе познакомиться с жизнью и творчеством Ольги Берггольц. Недавно в деревне Заречье ей поставили памятник.

После войны она была корреспондентом ленинградского журнала. Её небольшие статьи о новгородских деревнях в военное и послевоенное время и вот эти её дневники у меня есть. В них, как я считаю, самый правдивый рассказ про то, как люди выживали в тылу, про голод, разруху, каторжный труд.

До последнего времени в деревне жила женщина, видевшая Ольгу Берггольц в один из её приездов в деревню. Так ли это на самом деле, трудно сказать — прошло столько лет!

«Никто не забыт, и ничто не забыто» — эти слова поэтессы выбиты на стеле Пискарёвского кладбища, где покоятся почти полмиллиона ленинградцев, умерших во время блокады и погибших при защите города.

ИВАН ШИЛОВ
ИВАН ШИЛОВ

На Новгородчине много мест, где в годы Великой Отечественной войны шли тяжёлые бои. Жизнь на оккупированных и прифронтовых территориях требовала мужества, силы духа, физической выносливости. Недалеко проходила линия фронта. Во время операции, которая вошла в историю войны как «Демянский котёл», немцам с самолётов сбрасывали продовольствие.

Я встречался с одним человеком, которого уже нет в живых. Он рассказывал, как, будучи ребёнком, вместе с матерью ходил на линию фронта под Мясным Бором. Там воевал отец. Солдаты стояли 2 года практически на одном месте, не имея никакого снабжения. Отцу как-то удалось сообщить семье о своём бедственном положении. Жена и сын пришли и сначала не узнали его в опухшем от голода солдате. Вся 2-я Ударная армия голодала».

Иван Шилов, Алла Булгакова — руководитель добровольческого объединения «Патриот».

Фото Анастасии Семенцовой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *