"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Своим бесстрашием он удивлял даже опытных асов

Виктор Павлович Яковлев родился 11 апреля 1922 года в деревне Сапунов Бор Новгородского района.

Из воспоминаний ветерана:

За Новгород, за родное село

«Начало войны я встретил в лётном училище. Ко времени нашего выпуска в июле 42-го года немцы уже прорвались к Волге. И я попросился на Сталинградский фронт.
В 75-м полку 226 штурмовой авиадивизии 8-й воздушной армии меня, новоиспечённого сержанта, приняли по братски, дали много полезных советов. Но предупредили:
если после трёх боевых вылетов останешься жив и уцелеет самолёт — считай, повезло.
Вылета я ждал с нетерпением. Первое боевое „свидание”с небом состоялось в шестёрке штурмовиков. В группе я шёл замыкающим. Самолёты буквально утюжили позиции врага, спускались так низко, что я видел искажённые страхом лица немцев. Многие жались к стенкам окопов. Некоторые, бросали оружие, пытались спастись бегством. А я изо всех сил жал на гашетки, приговаривал: „За Новгород, за родное село!”»

Боевое крещение

Потом было много других вылетов, на которые Виктор Яковлев буквально напрашивался сам, своим бесстрашием удивляя даже опытных асов. Но то боевое крещение до последних дней своей жизни помнил во всех деталях, равно как и первое ранение:
«Наша шестёрка ИЛ‑ов получила задание на штурм вражеской танковой колонны. Я от души радовался каждому удачному выстрелу, когда после него вспыхивала вражеская машина.
Но вот атака закончилась, мы возвращались на аэродром. Вдруг мне в хвост пристроился „Мессершмитт-109” Как ни пытался я уйти от огня противника, мне это
не удалось. Один снаряд пробил плоскость, второй угодил в бензобак и броневую спинку сиденья. В лицо и шею впилось несколько осколков, глаза залила кровь.
При следующем ударе вышли из строя масляный и водяной радиаторы. Стрелки на приборном щитке поползли к нулю. Самолёт вот-вот взорвётся. Надо садиться.
Но как это сделать, если повреждены механизмы выпуска шасси?!
Но выбора не было, самолёт стремительно терял высоту. Я направил машину на песчаную косу. Раздался сильный удар и треск. Возвращение сознания сопровождалось
острой болью в позвоночнике… С великим трудом вытащил пистолет и разрядил всю обойму. Прибежали несколько матросов Волжской военной флотилии. Сказали, что
не спешили на помощь, так как были уверены, что искать некого».

Госпиталь был расположен в какой-то полуразрушенной церкви. Виктор провёл там несколько месяцев, после этого услышал категоричное заявление врачей: «На полётах поставь точку!» Но не такой характер у новгородца. Он решил, что будет летать. Пусть болит спина, но руки-то могут держать штурвал! Однополчане писали, что за боевые заслуги 226-я авиадивизия стала 1-й гвардейской штурмовой. Их, «первых» лётчиков, в части почти не осталось. Но постоянно прибывало пополнение, поступала новая техника.

Полёты противопоказаны

Итак, Яковлев опять в родном полку, и уже в звании лейтенанта. Поставлена задача: поддерживать наступающие войска.
Враг отчаянно сопротивлялся. Жестокие бои шли на земле и в воздухе.
И опять ранение, хоть и лёгкое, но обострившее прежнее.
Второй раз категоричный вывод комиссии: «Полёты противопоказаны!» И тут услышал голос полковника, соседа по палате:
«Не отчаивайся, друг. Можешь продолжать у нас — охранять с высоты границу».
Из воспоминаний ветерана: «Сначала в запасном полку меня некоторое время использовали на перегоне самолётов, прибывающих с заводов или вышедших из ремонта. И вот, наконец-то направление в погранчасть.
С восстановлением и укреплением границ мы тоже меняли дислокацию: Одесса, Хабаровск, Прибалтика, Туркмения… Здесь и демобилизовался в 1959 году».
У Яковлева богатый боевой опыт: 108 боевых вылетов, сбитые вражеские стервят-
ники, умение летать днём и ночью, почти в любую погоду, знание различных конструкций самолётов… Всем этим он делился с ребятами в Новгородском аэроклубе. И в каждом из своих питомцев, продолжателей любимого дела, он видел надёжную смену, которая при необходимости сможет защитить Родину.
В. П. Яковлев награждён: двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденом Великой Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, многими медалями.

Семья

Чтобы понять истоки необыкновенного мужества нашего героя, его исключительной преданности воинскому долгу, расскажем немного о семье, которая его воспитала, о людях, которые вложили в его душу беззаветную любовь к Родине, к своей новгородской земле. Виктор был старшим ребенком в большой и дружной семье.
Мать воспитывала семерых детей и вела хозяйство. Отец был моряком и свою службу заканчивал в Новгороде капитаном парохода

Рассказывает дочь Виктора Павловича — Людмила Викторовна:

«Дедушка у нас был очень хороший. Детей в семье воспитывали правильно, каждый имел свои обязанности. Кто-то занимался огородом, кто-то стиркой, никто не бездельничал. Для дедушки главным была семья, поэтому и в жизни моего отца семья всегда стояла на первом месте.
Лет в 14–15 — тогда отец окончил семилетку — он очень хотел иметь велосипед. Дедушка сказал: „Иди ко мне матросом на пароход, и вот, когда заработаешь, купим тебе велосипед”. Своё слово дедушка сдержал. И вот однажды, катаясь на велосипеде, Виктор потерял документы. А нашёл их инструктор лётного клуба, располагавшегося
в Юрьеве. Он посмотрел, что мальчишка окончил семь классов, а тогда это было серьезным образованием. Город у нас небольшой, инструктор подростка нашёл, поговорил с ним и с дедушкой. Таким вот образом в 39-м или 40-м годах мой отец попал в Чкаловское лётное училище. А там и 41-й год, его сразу — под Сталинград. Молодой ещё
был, но очень старательный: в учёбе и в работе. И, может быть, именно эта добросовестность и спасла его во время войны, потому что, если его чему-то учили, то он относился к этому всерьёз, учился по-настоящему.
И вот Виктор попал под Сталинград. Недалеко от Ростова есть станция Лихая. Это очень большая узловая станция. Легко представить, как упорно её защищали немцы. Там шли тяжелейшие бои. И вот в такой-то мясорубке он сумел выжить.
Но отца потом всё-таки подбили. Разорвавшийся снаряд задел шею и верхнюю часть позвоночника. (Врачи сказали, что эти осколки лучше не трогать, так и ходил он с ними
всю оставшуюся жизнь)».

В Эстонии

После лечения в госпитале Виктор Павлович поехал в Саратов. Там познакомился с Валентиной Павловной, своей будущей женой и моей мамой. В 1944 году молодые поженились и уехали в Одессу. Оттуда Яковлева направили в Хабаровск, позже — в эстонский город Пярну. Это время он вспоминал, как очень тяжёлое. Авиаполк дислоцировался на балтийском берегу. Яковлевых определили в отдельный двор. Хозяйку звали Мария Гансовна.

Людмила Викторовна продолжает:

«Местная молодёжь ненавидела русских. Тайная организация „Лесные братья” выслеживала и отстреливали наших офицеров. Когда родители ходили в Дом офицеров на танцевальные вечера, отец шёл вперёди с расстёгнутой кобурой, а мама постоянно оглядывалась, следила, чтобы никто не прыгнул с дерева. Как-то раз отец вышел во двор. Раздался выстрел, с головы слетела фуражка. И опять помогла армейская выучка, хватило хладнокровия не впасть в панику, не броситься бежать — всё равно бы пристрелили. Упал на землю, притворился мертвым. Потом, рассказывал, услышал, как кто— то спрыгнул с дерева и побежал. А еще у них был случай. Отец уже был командиром эскадрильи. В Эстонию прибыли ребята, с которыми он воевал под Сталинградом. И как-то раз однополчане не приехали на ночные полёты. А жили они на съёмной квартире. Обеспокоенные лётчики прыгнули в машины, поехали узнать, что произошло. Отец рассказывал, что, подъезжая к дому, сразу понял — что-то не так. Окна открыты, на ветру бьются занавески. Зашли и увидели: все однополчане убиты».

Валентина Павловна, вдова Виктора Павловича, дополняет:

«Было очень страшно. Бандиты днём скрывались в лесу,
а по ночам устраивали вылазки, выходили на „охоту”».

Возвращение в Новгород

Продолжает Людмила Викторовна:

«Когда родители ещё жили в Эстонии, бабушка (по отцу) вернулась с детьми из Удмуртии в Новгород. Рассказывала мне, как они, приехав, голодные сидели на вокзале. Не знали, куда идти — весь город был в руинах. Мимо проходил военный, спросил:
„Мать, все твои?”
Она отвечает:
„Да, все мои”.
„И ни одного не потеряла?” „Нет, ни одного”.
„А моя не сберегла”.
Снял вещмешок, и все продукты, что там были, отдал бабушке.
А потом подбежал цыган: „Мать, купи шубу”.Ну, она эту шубу взяла,
что-то отдала взамен, может быть, колечко. Потом продала её и купила мешок
картошки. Вот так и прожили до весны. Сначала ютились в полуразрушенной церкви. Потом нашёлся дедушка, посадили огород, и жить стало легче. Мои родители жили в Эстонии, и когда после войны приехали в Новгород в первый раз, мама вышла на привок-зальную площадь, и забралась на бугорок, чтобы посмотреть, куда идти дальше. А из-под него вылезла женщина:
„Девушка, сойдите! Вы у нас на крыше стоите”. Оказалось,
что многие новгородцы ещё продолжали жить в землянках.

***

Отец был человеком умным, дальновидным и очень аккуратным. Документы у него были всегда в образцовом порядке. Открываешь шкафчик, и все документы стопкой лежат. Справка из госпиталя лежала с 44-го года! Уже почти на кусочки развалилась, но всё равно аккуратно хранилась в пакетике.
Боготворил Жукова. В прежние годы, когда мы собирались за столом, всегда звучал тост: „За родину! За Сталина! За Жукова!”»
Когда В. П. Яковлеву исполнилось 80 лет, друзья-чекисты обратились к юбиляру со словами:

«Уважаемый Виктор Павлович!
Личный состав и ветераны ФСБ России по Новгородской области сердечно поздравляют Вас с юбилеем — 80-летием со Дня рождения!
Юбилей — путешествие в прошлое, и сегодня Вам есть о чём вспомнить: на своём веку Вам довелось сделать, повидать и пережить столько, что диву даёшься, как всё
это вместилось в одну жизнь. Приятно подчеркнуть, что Ваша большая жизнь, наполненная созиданием и мужеством, состоялась и прожита без упрёка, с честью и до-
стоинством.

Екатерина Икконен

Ваши ратные подвиги под Сталинградом и на Украине отмечены четырьмя боевыми орденами. После войны, несмотря на тяжёлое ранение, Вы ещё 14 лет несли охрану пограничного неба, получили 21 благодарность командования. В отставке Вы сохраняете удивительную работоспособность, 25 лет отдали возрождению родного города, заслужив почётное звание „Ветеран труда”.Ваша жизнь посвящена народу и Отечеству, все силы без остатка отданы их процветанию. Мы гордимся Вами!
Ныне места ветеранов занимают молодые сотрудники, и будьте уверены: они по примеру своих отцов и дедов сумеют обеспечить безопасность России.
Желаем, дорогой Виктор Павлович, чтобы Вы радовали родных и близких добрым здоровьем, благополучием, успехами во всех Ваших делах долгие-долгие годы!
Берегите себя и будьте счастливы!
11 апреля 2002. Великий Новгород.
А. П. Тюков
В. М. Богов»

Екатерина Икконен, Валентина Тимофеева,   Алла Булгакова .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *