"Вечный огонь"

Сайт добровольческого объединения «Патриот»
Вспоминая войну

Мы подняли город своими руками

Любовь Степановна Никифорова родилась 17 июня 1925 года в  посёлке Пролетарий Новгородской области в крестьянской семье.  Воспоминаниями о своей военной юности Любовь Степановна поделилась со студентами Политехнического  института НовГУ:

Начало войны

«Отца призвали на фронт с первых дней войны.  Он пережил в Ленинграде всю блокаду. Мой брат Николай, 1923 г.р.,  тоже прошёл всю войну,  он, как и отец, служил в Ленинграде. Мне в начале войны было 16 лет.

Всех подростков сразу же отправили рыть окопы и  строить дороги.  В 11-и километрах от нас был фронт. Дороги были  нужны везде, без них никуда. Помню, мы  делали деревянный настил от Красных Станков до Крестец. Работы было много. В войну мне даже приходилось держать в руках оружие. Нас обучали стрелять. Тренировались вдоль берега речки, там, где  мало людей.

В госпитале

Какое-то время я работала  на аэродроме, а ещё позже устроилась в госпиталь. Там  выполняла все обязанности санитарки, ухаживала за ранеными. В общем, помогала им, чем могла. А они часто стеснялись ко мне обращаться. Говорили:

«Доченька, а там нет какого-нибудь мужчины санитара?»
«Я санитарка, чего вам надо?»
«Ну, как- то неудобно вас просить»
«Почему неудобно? Я же санитарка».

В госпитале даже не знали, как меня зовут, только «доченька» да «доченька».  Наверное, потому, что я была маленькая, слабенькая.

Офицеры и солдаты  лежали в разных палатах. С офицерами было труднее, они были иногда придирчивыми, капризными, угодить им было непросто. Когда после излечения обратно  уходили на фронт, так не дай бог потерялись какие-то их вещи! Начинали возмущаться:

«Ищи»,

и я искала.

Чаще всего мы ели пшённую кашу, ею же и раненых кормили. Обеды я с  другим санитаром привозила из Григорова.

В войну мы обычно  ночевали в землянках.  Было тесно. Случалось, спали даже стоя, не то что сидя. При этом мы умудрялись не падать,  прижмёмся друг к дружке, и так спим.

До сих пор помню бомбёжки.  Слышишь — летят самолёты, и сразу, не знаешь, куда деваться. Все  мои друзья военных лет уже умерли, никого не осталось. А раньше мы часто  встречались, вспоминали свою юность.

Сразу после освобождения

Когда Новгород освободили, я  ни дня не сидела дома. Пошла в бригаду, которая в Пролетарке восстанавливала завод, чтобы он быстрее начал работать. На нём производили изделия из фарфора.

А ещё мы заготавливали дрова. Ездили в лес, там  пилили. Потом на себе через реку Нишу на верёвках тянули. Ох, и намучились мы с этими дровами, когда их таскали. Раньше заводы на торфе работали, а в войну торф достать было сложно, поэтому стали топить дровами.

Ещё на западе громыхала война, а Новгород  уже стали  отстраивать. Сразу после освобождения. Первым делом  нужно было восстанавливать заводы.

А до этого нам приходилось и трупы с земли собирать. Лежали наши и немцы все вместе, и мы их хоронили. Помогали нам красноармейцы и пленные немцы. Особенно много было погибших, раненых и контуженных у реки Малый Волховец. Везде было очень много военных. Раньше в основном  пешком ходили, машин было мало. Брат мне рассказывал, что они шли пешком  почти  до самого Берлина.

Новгород в войну был сильно разрушен. Трудно описать словами то, что от него осталось. Фронт переместился дальше, солдаты пошли добивать врага, а город восстанавливать некому, людей мало.  Бывало, идёшь, одного-двух  человек встретишь, и  столько радости!

Мы сделали город своими руками

Жили мы в Новгороде в подсобном хозяйстве. Там, где до войны был мясокомбинат. Оттуда мы ходили пешком  на работу в такую даль! Туда, где сейчас тюрьма. Идёшь, смотришь, стоит дом разрушенный, а в подвале люди живут. Потом мы жили и в санитарных палатках, и в госпитале. Там сделали для нас маленькие  комнатки.

Всё было настолько разрушено, что мы из завалов с трудом выбирали кирпичи,  пригодные для использования. А битые вывозили  на свалку.

Потом мы уже и деревья сажали. В Малой Вишере посадили сад.
Увижу, бывало, как молодёжь  ломает сирень, так станет жалко, и думаю:

«Мы вам сажали, а вы так относитесь!»

Мы всё своими руками делали, сами украшали свой город.

Во время оккупации немцев здесь было много. По всей Хутынской улице было настроено много блиндажей. Мы после освобождения в этих блиндажах и жили. Пол был холодный, а люди  жили с ребятишками. Чтобы меньше мёрзнуть, на пол  стелили какую-нибудь траву.

Потом  мы уже стали овощи сажать: картофель, морковь, свёклу, и ещё много чего.

В Новгороде после войны работали и пленные немцы, они дома строили.

Наша семья

Папа на фронте был контужен, а брат ранен. Примерно в одно и то же время.  И каким-то чудом  они оказались в  одном госпитале. Как же они обрадовались, когда  там встретились.

Позже я познакомилась с Никифоровым Иваном Яковлевичем, 28.08.1923 г.р., который стал моим мужем. Когда война началась, ему ещё не было 18-и лет, но на фронт он всё равно вырвался. Вскоре его ранили,  после этого он стал ремонтировать  солдатскую обувь. И так до конца войны. У мужа есть награды за победу над Германией и множество юбилейных медалей.

Мы с мужем вырастили троих детей: Светлану, 1950 г.р., Галину, 1955 г.р. и Александра, 1960 г.р.».

Людмила Осипова, Кирилл Громов, Алла Булгакова – руководитель добровольческого объединения «Патриот»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *